понедельник, 25 февраля 2019 г.

Споры не о главном и Трамп в конце туннеля

Партии, претендующие на попадание в кнессет, составили избирательные списки. Голосование состоится 9 апреля. Полтора месяца – немалый срок для того, чтобы изложить избирателям свои программы и постараться привлечь их на свою сторону. Но почему-то политические лидеры не спешат высказывать заветные мысли об улучшении жизни соотечественников.


Приближаемся к американской модели?

Уже на этапе регистрации участников выборов в кнессет произошла резкая поляризация политических сил.
Поначалу нервозные призывы к объединению зазвучали в Ликуде. Нетаниягу настойчиво напоминал про выборы 1992 года, когда ряд мелких правых партий из-за амбиций своих лидеров пытались баллотироваться в кнессет самостоятельно и поданные за них голоса «пропали». До сих пор  любители «альтернативной истории» утверждают, что, хотя Авода получила на тех выборах 44 мандата, а Ликуд - 32, за правый лагерь проголосовало больше израильтян и, если бы их голоса не «распылились», то левые не пришли бы к власти и не навязали стране «мирного процесса».
 
В любом случае партнеры по коалиции не вняли кличам Нетаниягу. Глава Кулану Кахлон и лидер НДИ Либерман предпочли опасный (судя по опросам) вариант самостоятельного прорыва в кнессет. Председатель Еврейского дома Беннет и вовсе решил не только не объединяться ни с кем, но и расколоть свою партию!
 
Беннета можно понять. На выборах 2015 года он откликнулся на отчаянный призыв Нетаниягу: «Правый лагерь в опасности!» Еврейский дом поддержал Ликуд, из-за чего потерял треть своих мандатов. В «награду» Беннет получил в последней каденции постоянную критику со стороны «единомышленников» из НДИ и по-прежнему неприязненное отношение со стороны премьер-министра. Нетаниягу так и не доверил ему пост министра обороны, который достался Либерману с меньшим количеством мандатов.
 
Беннет с Шакед покинули Еврейский дом и по другой принципиальной причине. Их не устраивало усиление ультраортодоксальных раввинов («хардальников»)  в среде религиозных сионистов. Беннет и Шакед строят свою партию Новые правые как модель конструктивного диалога между светскими и религиозными израильтянами на правой сионистской платформе. Пока рано судить о перспективах такого проекта, но сама идея сулит изменение традиционного спектра израильской политики.

Надо отдать должное энергии Нетаниягу: он сумел в последний момент создать блок правых партий, в который вошли Еврейский дом, Ихуд леуми и Оцма иегудит. Ради того, чтобы не позволить их лидерам перессориться, премьер-министр даже отложил переговоры с Путиным в Москве! Для побуждения мелких попутчиков к единству Нетаниягу пошел на неординарные меры: он обещал забронировать для объединенного правого блока 28-е место в... ликудовском списке, а в случае успеха на выборах выделить ему два министерских портфеля!
 
Стремление к объединению в противоположных лагерях подогревалось тревогой, которую испытывали и правые, и левые. Нетаниягу не скрывал, что ему очень не нравится выход на второе место в опросах Ганца. В свою очередь, и сам Ганц, и теряющие из-за него рейтинги левые лидеры видели, что Ликуд уверенно лидирует в опросах и в одиночку его никто не остановит. В итоге к Ганцу примкнули бывшие начальники генштаба Яалон и Ашкенази, а затем Яир Лапид с Еш атид! Новый блок получил название Кахоль-лаван и сразу начал обходить в опросах Ликуд.
 
Лидер Аводы Ави Габай решил баллотироваться самостоятельно. Глава МЕРЕЦа Тамар Зандберг говорит много и неумно: по ее словам, именно Авода должна встать под знамена МЕРЕЦа, поскольку он остался последним защитником левых идеалов!..
 
О своем уходе из политики заявила Ципи Ливни. Возглавляемая ею виртуальная партия Ха-Тнуа не имела никаких шансов попасть в кнессет. Ливни никогда не воспринималась в качестве лидера, но в свое время из-за болезни Шарона и судебного преследования Ольмерта оказалась в шаге от поста премьер-министра. Ее отрицательный опыт следует учесть фаворитам нынешней избирательной гонки: в 2009 году Ливни показала, что опередить конкурентов по количеству мандатов – это только полдела, после чего надо еще суметь сформировать коалицию...
 
Согласно последним опросам, Хосен ле-Исраэль получает 30-36 мандатов, Ликуд – 26-30. И левые, и правые партии в сумме набирают в лучшем случае около 50 мандатов и сами не могут сформировать коалицию. Но арабские списки получают 12-14 мандатов, а ультраортодоксальные партии – примерно столько же.
 
Высказывается мнение, что эта ситуация могла бы «логически» привести Израиль к двухпартийной системе. Но внутри правого и левого лагерей слишком много противоречий. Ульраортодоксы не отказываются от вхождения в любые правительства, стремясь обеспечить свой электорат государственными дотациями, но они не стоят на сионистских позициях и потому не могут быть подлинными союзниками ведущих партий. Лидеры арабских списков слишком часто позволяют себе оправдывать террористов, чтобы даже какая-то левая партия пригласила их в коалицию...

Предвыборные дебаты на уровне личных нападок...

Задолго до старта избирательной компании было ясно, что она не станет общенациональным обсуждением наиболее актуальных проблем еврейского государства и скорее всего превратится в обмен личными нападками.

Левые партии лопаются от ненависти к Нетаниягу с момента его возвращения на пост премьер-министра. И Габай, и Зандберг, и Лапид, и вот уже Ганц твердят: «Наша историческая миссия – сменить это правительство». Допустим, Лапид не получил аттестата зрелости, из-за чего иногда «плавает» в истории и философии. Но у Ганца первая степень по истории. Конечно, не большой ученый, однако мог бы объяснить своему союзнику, что смена правительства – нормальный результат демократических выборов, а историческая миссия подразумевает какие-то позитивные свершения кроме захвата власти.
 
Но левые искренне считают, что ради устранения Нетаниягу все средства хороши. Перед прошлыми выборами они поддерживали все кухонные сплетни о его супруге Саре. Теперь возлагают надежды на ведущиеся против премьер-министра расследования и вмешательство в ход выборов юридического советника правительства.
 
Израильские левые не употребляют слово «правый» в нейтральном контексте – только «крайне-правый». Нельзя сказать, чтобы идейные оппоненты задавали в предвыборной полемике более интеллектуальный тон. Первое, что сказал Нетаниягу о партии Ганца: «Они – левые!»

По части личных нападок артистичный премьер-министр может дать фору самым грубым противникам. Он критикует журналистов, руководителей полиции и покуратуры, юридического советника правительства. Популярного в Ликуде Саара Нетаниягу обвинил в организации заговора (!) с целью свержения правого правительства. На Ганца он возложил ответственность за гибель израильских солдат. Лапида клеймит за союз с левыми.
Оппоненты не остаются в долгу. Ганц патетически напоминает, что когда он мок в грязи с солдатами, защищая родину, Нетаниягу брал уроки актерского мастерства в Америке. Лапид возмущается причастностью премьер-министра к созданию право-экстремистского блока каханистов...
Пока единственная тема, которую затрагивают политики, это безопасность. Правые обвиняют Хосен ле-Исраэль в отсутствии идеологии и высмеивают генеральский триумвират. В то же время Нетаниягу уязвляет Лапида тем, что он проходил срочную службу в армейском журнале. На Биби не угодишь: его раздражает дилетант в военных делах, но и перебор по части генералов ему не нравится. Можно подумать, его последний министр обороны в чине ефрейтора был блестящим полководцем...
 
В чем-то можно понять левых: перед каждыми выборами Нетаниягу кричит, что они неспособны защитить страну, - так теперь левый блок может обвинять Ликуд в некомпетентности по военной части!
 
Непонятно, почему Ликуд третирует левых за отсутствие идеологии. Уж не считает ли Нетаниягу, что, заключая сделки с террористами, он продолжает дело Жаботинского? 
 
Когда речь заходит о взаимоотношениях Израиля с арабскими соседями, левые напоминают заевший граммофон. Но большинство правых (особенно русскоязычные), как восторженные курочки, в экстазе кудахчут: «Биби нет альтернативы» - при этом демонстрируя, что память у них начисто отшибло и исчезла способность к простейшим умозаключениям. Бесполезно напоминать им, что предоставление палестинцам самоуправления было заложено в Кэмп-Дэвиде в 1979-м, что на первые и самые большие территориальные уступки решился Бегин, что после Осло Биби обнимался с Арафатом, называл его другом, отдавал ему Хеврон и в Уай-плантейшн договорился о еще больших уступках, а чуть позже голосовал за шароновское «размежевание» и первым озвучил лозунг двух государств для двух народов. Нет смысла напоминать людям с большевистским обожествлением вождя о том, сколько хамасовских головорезов освободил Нетаниягу в обмен на трусливого солдатика Шалита, или указывать, что он постоянно подписывает соглашения о «затишье» с террористами.
 
Вряд ли обожающих своего кумира гимназисток переубедят даже трезвые выступления представителей правого лагеря. Моше Фейглина никто не назовет рупором левых. Недавно на сайте NEWSru появилось прекрасное интервью с ним Габриэля Вольфсона. Лидер «Зеута» прямо говорит: «В чем разница между идеей "двух государств" в трактовке Нетаниягу и в трактовке остальных? Правые политики лгут избирателям почти полвека, а избиратели эту ложь охотно "покупают". Кто отдал Синай? Ликуд. Кто устроил размежевание? Ликуд. Что левые отдали? Небольшой остров Наараим, между Иорданией и Иорданом... А кто заложил основы "Осло"? Кто запустил этот процесс? Бегин в Кемп-Дэвиде. Скажу вам честно, я даже не знаю, что опаснее для Эрец-Исраэль – злая воля левых или хорошие исполнительные качества правых. Но я не в этой игре... Безусловно Нетаниягу готовит раздел Иерусалима. Вспомните, что сказал Трамп: "Вы получили западный Иерусалим, теперь ваша очередь платить...».
 
Допустим, Фейглин не попадет в кнессет. Но рейтинг Новых правых растет, и с ними надо считаться. Беннет начал свою избирательную кампанию с решительного заявления о том, что он дистанцируется от Нетаниягу! По его словам, на следующий день после выборов Трамп опубликует свой «мирный план» и Нетаниягу создаст правительство с Ганцем и Лапидом для возвращения к границам 1967 года и раздела Иерусалима. Звучит убедительно: Трамп давно собирался обнародовать свой план, но отложил его до выборов в Израиле.
 
В силу всего сказанного я не собираюсь уделять внимания популистским демагогическим крикам правых о защите «территориальной целостности». Они ничем не доказали этой бескомпромиссности и каждую пятницу убеждают нас в обратном: на границе с Газой тысячи хамасовцев атакуют ЦАХАЛ, забрасывают нашу территорию взрывчаткой, выводят из строя солдат – а Израиль молчит... Нельзя сказать, чтобы Эхуд Ольмерт и Амир Перец действовали более трусливо.

О чем пора поговорить

Арифметика подсказывает, что Ликуд останется у власти. Но НДИ и Кулану могут не преодолеть электорального барьера. А это создало бы сложные препятствия для формирования право-религиозной коалиции.
 
Апологеты Ликуда пытаются осмеивать генералов и выпячивать интеллектуализм премьер-министра. Это действует на «русских», которые склонны рассматривать политику как игру в «Что? Где? Когда?». Но сегодня в мире избиратели начинают всё больше доверять политикам, способным простым языком говорить об их нуждах.  

Очень многое зависит от того, какое решение примет (возможно, в ближайшие дни!) юридический советник правительства по поводу дел Нетаниягу. Если Мандельблит поддержит обвинения, то кто поручится, что правый лагерь и актив Ликуда сохранят верность премьер-министру?
 
Даже без криминальной составляющей политические дебаты могут принять любой поворот.
Ганц в своём первом выступлении заговорил о нерешенных социальных проблемах. Собирается ли он поставить вопрос о том, что сегодня доступное жилье в Израиле строят только для харедим? Правые партии совершенно не готовы к разговору на эту тему, поскольку не представляют коалицию без ультраортодоксов. Но в момент, когда израильские университеты задыхаются в долгах, а школы отстают от мирового уровня, когда в больницах не хватает мест, когда сотни тысяч молодых израильтян переселяются в Берлин, когда правительство централизованно распределяет материальные блага только для ультраортодоксов – кто-то должен задуматься о том, в какой стране будут жить наши дети и внуки.
 
Пропагандисты Ликуда рассказывают о выдающихся макроэкономических достижениях Нетаниягу. Но растущий экономический потенциал не позволяет правительству повысить для тысяч израильтян минимальную зарплату и унизительные пособия, оказать поддержку студентам, улучшить медицинское обслуживание. Сохраняются картелизация, диктат профсоюзов, безудержно растут цены.
 
Если левые не захотят обсуждать неотложные проблемы и будут долдонить о немедленном «прекращении оккупации», то скорее всего не поплатятся за это, как прежде! Вполне реальна версия Беннета о создании после выборов правительства национального единства, которое займется двумя государствами для двух народов. В этом случае израильским партиям придется заново разбираться в правизне, левизне, а также в некоторых других основополагающих понятиях...





 
     


     
 
    

Комментариев нет :

Отправить комментарий