вторник, 9 декабря 2014 г.

Падение правительства Нетаниягу. Часть 2

Менее двух лет продержалась коалиция, которую Биньямин Нетаниягу сформировал после выборов в кнессет 2013 года. Можно ли называть правительственным кризисом ситуацию, когда ни одна партия, ни один политический лидер не могут рассчитывать на поддержку значительной части общества?
Cтартовый расклад

Итак, уже точно: выборы состоятся 17 марта 2015 года.

Партийные лидеры погрузились в изучение опросов. Конечно, у разных фирм разные прогнозы, но вырисовывается общая картина на старте предвыборного марафона.

Ликуду все оракулы предсказывают 22-24 мандата. На втором месте Еврейский дом – 16-18 мандатов, на третьем Авода – 15-17. НДИ, Еш атид, партия Кахлона – от 9 до 12 мандатов, ШАС – 8-9, Яадут ха-Тора – 7-8, МЕРЕЦ – 6-7, объединенный арабский список – 11-13. Электоральный барьер, увеличившийся до 4 мандатов, Ха-Тнуа преодолевает с трудом, а Кадима не преодолевает.

Это только стартовый расклад. В ночь с 17-го на 18-е марта все может сильно измениться. Кто-то получит больше, чем в опросах, кто-то – меньше.

Амплитуда колебаний

Ликуд вряд ли преподнесет своим сторонникам ошеломляющие сюрпризы, но ему не угрожает и неожиданный провал. Двадцать с лишним мандатов – это его нынешний потенциал. За Ликуд голосуют те, кто против беспринципных уступок палестинцам, но не возражают против того, чтобы Нетаниягу достиг какого-то урегулирования.

Избиратели, убежденные, что можно обойтись без мирных переговоров, поддерживают Еврейский дом. Либерман уже не рассматривается как правая альтернатива Ликуду. Его поклонники озадачены его призывами к обмену территориями и его оптимизмом относительно сотрудничества с «умеренными» мусульманскими странами. Если Еврейский дом в прошлой каденции получил немало мандатов за счет Ликуда, то теперь, судя по прогнозам, усилится за счет НДИ.

Некоторые изменения в правом лагере могут произойти из-за внутрипартийных пертурбаций.

В Ликуде перед праймериз, назначенными на 6 января, «группа товарищей» настойчиво предлагает Гидону Саару побороться с Нетаниягу за пост председателя партии. Саар не так давно ушел из политики. Его объяснение: по семейным причинам - было менее убедительным, чем очевидная версия - идеологические и психологические противоречия с премьер-министром. Саара, представителя молодого поколения Ликуда, готов поддержать правый фланг парламентской фракции, недовольный политическими зигзагами Нетаниягу. Молодежь затаила обиду и за скупое распределение премьер-министром портфелей после выборов 2013 года.

Если бы Саар победил на праймериз, Ликуд мог отнять несколько мандатов у Еврейского дома. Но Нетаниягу контролирует ситуацию в Ликуде. Он пытается изменить в партийном уставе правила голосования и провести праймериз 31 декабря, чтобы затруднить положение Саара.

Неспокойно и в Еврейском доме. Его составляют несколько право-религиозных партий. Против Беннета бунтует Ихуд Леуми. За этим конфликтом стоят разнонаправленные тенденции: харедизация религиозного сионизма и поиски молодым поколением более широкой социальной базы.

Авода, как всегда, ждет мессию. Выдвижение Ицхака Герцога – такой же жест отчаяния, как избрание председателем партии Амрама Мицны перед выборами 2003 года. Оба – политики, лишенные харизмы. «Благодаря» Мицне Авода потеряла на выборах мандаты и начала превращаться во второстепенную партию. Мицна все же был командующим округом, мэром Хайфы. Герцог занимал второстепенные министерские посты, но никогда не воспринимался как лидер. Он усердно прислуживал шедшему к власти Бараку и хранил молчание на допросах по «делу амутот». Сейчас Герцог вяло повторяет: «Я буду премьер-министром» - явно убеждая в этом себя самого.

Еш атид, если верить опросам, сократится почти вдвое. Но положение Лапида не безнадежно. Избиратели еще не разочаровались в нем. Они видели, что он пытался выполнять свою программу: заставил Нетаниягу сократить правительство и не включать в него ультраортодоксов, пробил закон о призыве в армию ешиботников, отстаивал закон о нулевом НДС при покупке первой квартиры. Лапид может оправдываться перед избирателями тем, что Нетаниягу не дал реализовать его проекты и спровоцировал досрочные выборы. Как и в 2013-м, он может получить больше, чем предсказывают социологи.

И взлета, и провала можно ожидать от партии Моше Кахлона. Он завоевал популярность революцией на рынке сотовой связи и позиционирует себя как политика, ставящего во главу угла социально-экономические проблемы. Но Кахлона относили к самым правым ликудникам, и его потенциальным избирателям важно, как он относится к арабо-израильскому конфликту. Кахлон уже поспешил заявить, что не против территориальных уступок. Это опасное высказывание может повредить ему. 

Кахлона ждет непростая задача: состязаться в социальной риторике с красноречивым Лапидом. Он получил бы значительную поддержку избирателей, если бы напомнил: неотложная помощь требуется не "среднему классу", о котором печется Лапид (это семьи, в которых каждый из родителей зарабатывает 8-10 тысяч шекелей), а гораздо более бедным израильтянам, живущим на минимальную зарплату или пособие "Битуах леуми".  

Перемена мест слагаемых

Сегодня в Израиле ни одна партия не обладает таким преимуществом перед конкурентами, как Авода в 1992 году, Ликуд в 2003-м, Кадима в 2006-м. Никто из лидеров крупнейших партий не уверен, что после выборов сможет заручиться поддержкой парламентского большинства и возглавить правительство. Поэтому политики и журналисты «прокручивают» варианты политических блоков, которые могли бы создать правящую коалицию.

О создании общего списка правых партий высказывался Либерман. Но Ликуд остался недоволен опытом их сотрудничества, а Беннет не забыл, как его третировала пропаганда НДИ в 2013 году. К тому же в опросах Ликуд и Еврейский дом уверенно опережают НДИ и им невыгодно делить места в общем списке пропорционально имеющимся сегодня мандатам.

Правый лагерь и без блоков может сохранить власть. Все уверены, что Биби договорился с ультраортодоксами о присоединении к его коалиции после выборов. Он и Беннет обязались не нападать друг на друга в ходе избирательной кампании. Есть мнение, что Беннету обещан портфель министра обороны.

Нетаниягу в напряжении не только из-за праймериз. Не все просто с НДИ. Обозреватели уверены, что Либерман создаст общий блок с партией Кахлона, а, может, и с Еш атид. В этих предположениях есть резон. Депутаты от НДИ давно рекламируют Либермана как будущего премьер-министра. Во главе своей партии он таковым не станет. Ему нужно создать более внушительную политическую силу.

С Кахлоном Либерман уже подписал соглашение о перераспределении остаточных голосов. Но если они создадут единый список, кто будет лидером? Дело не только в амбициях Кахлона – избиратели готовы голосовать за его партию только при условии, что именно он возглавит ее. Общий блок с НДИ, руководимый Либерманом, получит не более 15-16 мандатов.

Лапид достаточно прагматичен, чтобы объединиться с двумя правыми политиками. Дружил же он с Беннетом. Но своих левых избирателей столь «экзотическим» союзом Лапид распугает.

Вообще, честолюбивые партийные лидеры, лихорадочно ищущие, с кем составить общий список, не учитывают, что объединение партий с похожими платформами приводит не к увеличению, а уменьшению суммы мандатов!

Авода думает идти на выборы с Ха-Тнуа и Кадимой. Оба осколка шароновской Кадимы сейчас не увеличат чьих-либо шансов, а партийные товарищи Герцога ропщут против бронирования мест чужакам и угрожают расколом!

Ливни, чтобы остаться в кнессете, готова стать приживалкой в любой партии. Но даже не анекдотично звучат ее слова: «Главное объединиться, а лидером могут стать и Лапид, и Герцог, и я»! Похоже, Ливни становится политически неадекватной...

А что они имеют сказать избирателям?

Можно задумывать хитрые политические комбинации, швыряться популистскими лозунгами, фотографироваться с кружкой пива, но после «движения протеста» стало ясно, что избиратель хочет вести с политиками разговор начистоту: улучшат ли они неуклонно ухудшающуюся социально-экономическую ситуацию? Русскоязычные израильтяне уже оглохли от оглушительного вранья «своих» лидеров, однако помнят, что ничего из обещанного не получили!

Левый лагерь никакой программы не имеет. Его девиз: «Только не Биби!» - это лошадка, на которой далеко не уедешь. Сколько ни обещай трудящимся райскую жизнь, надо и путь к ней указать. Перед прошлыми выборами Шели Ехимович объяснила, какими методами добьется всеобщего процветания, - этот бред мандатов Аводе не добавил.

Вопли всех «лево-центристов» о том, что недопустимо прерывать мирные переговоры, тоже не вдохновляют израильтян. Они хотели бы подробностей о том, к чему приведут такие переговоры.

Нетаниягу уже прочно ассоциируется в мозгах соотечественников с антинародной экономической политикой. Его предвыборный трюк – обещание отменить НДС на главные продукты питания – произвел впечатление только... цинизмом. Ведь «рыночник» Биби еще недавно отвергал подобные предложения!

Нетаниягу может мечтать о коалиции с ШАСом и Яадут ха-Тора, но большинство израильтян против возвращения к шантажу ультраортодоксов и перераспределению в их пользу госбюджета. Они хотят жить в еврейском, но современном и процветающем государстве.

Лидер Ликуда знает, что сотни тысяч израильтян не простили ему прекращения операции в Газе. Чтобы убедить их в своей боевитости, он устроил налет на Сирию.

Трюки перед выборами используются разные. Герцог уже собирается изменить название Аводы или всего левого блока. Это не оригинально, как все, что делает Герцог. В 1999 году Барак создал блок Аводы с партией Давида Леви и религиозным движением Меймад, назвал его «Исраэль ахат» и получил кроме поста премьер-министра крупнейшую фракцию в кнессете. Но Барак был на взлете, еще не утратив ореола легендарного героя-спецназовца и... не обнаружив всей степени своего политического цинизма. Куда до него Герцогу...

После операции «Несокрушимая скала» перед израильским обществом опять встал во всем своем драматизме вопрос о взаимоотношениях с палестинцами. Ответа нет ни у правых, ни у левых.

Правые хитрят, юлят, уверяют, что они не против мира, но сами надеются его не подписывать в обозримом будущем. При этом не могут снизить ненависть арабов к евреям и защитить свой народ от нарастающего террора. Пора честно сказать: «Мы не намерены продолжать мирный процесс» - или о чем-то договориться с палестинцами.

Барак, раздосадованный неуступчивостью Арафата, сказал, что Израиль должен отгородиться от палестинцев: «Мы здесь – они там». Сегодня логика есть только в предложении Либермана о размежевании евреев и с палестинцами, и с израильскими арабами. Но его «манифест» реального размежевания не обещает! Арабы переселятся из той части Галилеи, которой Либерман готов пожертвовать, в Яффо, Лод, Рамле. Вообще, почему глава НДИ намерен оставить за Израилем Иудею и Самарию и отдать арабам израильские территории, в которые вложены огромные силы и средства? Это несъедобная смесь идеологии и популизма.

Наверняка размежевание может быть только очень жестоким и для евреев, и для арабов. Но об этом никто не готов говорить. Левые по-прежнему несут околесицу о том, что стоит Израилю вернуться к границам 1967 года – и террор прекратится.

Недавнее обращение израильских писателей и прочих деятелей искусства к Европейскому парламенту с просьбой признать палестинское государство вызвало моральное осуждение в Израиле. Но проблема не в «стукачестве» левых. Почему их кумиры, слывущие интеллектуалами, бродят по Европам, но не вступают в полемику с израильскими правыми? Почему бы им не выступить в предвыборной кампании левых и не убедить избирателей в истинности идей мира? Видимо, они верят только в «мир», который полицейскими методами установит ООН...

Скоро начнутся предвыборные дебаты. Состав кнессета 20-го созыва зависит от того, что скажут избирателям наши политики и метко ли они будут поражать уязвимые места своих соперников. Но решаем мы. Надо абстрагироваться от старых пропагандистских клише и задуматься: какой власти мы можем доверить будущее своих детей и внуков?

Комментариев нет :

Отправить комментарий