среда, 3 декабря 2014 г.

Падение правительства Нетаниягу. Часть 1

Менее двух лет продержалась коалиция, которую Биньямин Нетаниягу сформировал после выборов в кнессет 2013 года. Можно ли называть правительственным кризисом ситуацию, когда ни одна партия, ни один политический лидер не могут рассчитывать на поддержку значительной части общества?

Повод и причина

Глава правительства всего за несколько дней до увольнения им министров Лапида и Ливни говорил, что стране не нужны досрочные выборы. Но, когда наши политические лидеры начинают с повышенным пафосом разглагольствовать о стране, это означает, что им надо срочно решать проблемы своего выживания.

Большинство израильтян готовы поверить, что судьбу коалиции решила беседа премьер-министра с министром финансов, в ходе которой они не нашли общего языка. Но это ложное впечатление. Надо отличать повод от  причины.

Ни одна коалиционная партия не требовала досрочных выборов. Шли споры о госбюджете, но такие разногласия бывали куда более непримиримыми – и то улаживались. В прошлом премьер-министры не раз распускали правительство, когда очередное «урегулирование» отношений с палестинцами наталкивалось на шумные протесты. Но «мирный процесс» давно захирел.

Поводом для роспуска правительства стал ультиматум, предъявленный премьер-министром главе минфина. Он состоял из пяти пунктов: 1) прекратить нападки на правительство; 2) перевести министерству обороны 6 миллиардов шекелей; 3) разблокировать давно запланированный бюджет перемещения баз ЦАХАЛа на юг; 4) поддержать закон о еврейском характере государства; 5) заморозить закон о нулевом НДС при покупке первой квартиры.

Это не ультиматум. В ультиматум можно внести коррективы. Нетаниягу сделал Лапиду предложение, которое невозможно принять, и умышленно шел на это.

Первые три пункта вообще не ультимативны. Без споров членов коалиции с премьер-министром не обходится ни одно израильское правительство. Министерству обороны всегда не хватает денег, и его требования обсуждаются постепенно, до выработки компромисса. Вряд ли все базы ЦАХАЛа готовы в течение ближайшего года перебраться на юг, а пока госбюджет трещит по швам.

Но вот два последних условия – это покушение на идеологические принципы лидера Еш атид.

В вопросе о взаимоотношениях евреев и арабов Лапид - левый, хотя старается прикинуться центристом. Его партия еще левей. Но Биби это прекрасно знал и тем не менее взял Еш атид в коалицию. Кстати, редактура, которой подверг «национальный закон» премьер-министр, не нравится и правым.

Снятие с повестки дня закона о нулевом НДС на первую квартиру было бы политическим харакири для Лапида. Он надеялся, что это достижение станет его главным козырем на будущих выборах.

Чтобы Лапид не дал задний ход, Биби моментально объявил, что увольняет его – а «заодно» и Ливни. Сразу подали в отставку все министры от Еш атид. Премьер-министр не мог без выборов заменить эту партию на ультраортодоксов: это вызвало бы шквал критики. Харедим тоже не вчера родились и возмущенно заявили, что не собирались в правительство Нетаниягу. Еще успеют...

Зная, что общество против досрочных выборов, Нетаниягу попытался изобразить принятое решение как навязанное ему, для чего разыграл любительский спектакль. На пресс-конференции, посвященной «политическому кризису», ему следовало бы изобразить если не истерику, то гнев. Но, хотя он весьма артистичен, повышенная экспрессия не входит в его актерский арсенал. Совершенно флегматично Нетаниягу сказал, что нельзя руководить страной при «таком» поведении министров. Удивительно монотонно Нетаниягу заявил, что Лапид и Ливни готовили против него путч! Такие обвинения надо подкрепить хоть минимумом доказательств. Но краткость и спокойный тон Биби выдавали тщательную подготовленность «скандала».

Еще через день кнессет проголосовал за самороспуск. Выборы состоятся 17 марта 2015 года.

Итак, премьер-министр нашел повод для проведения досрочных выборов и использовал его на полную катушку. Но что было истинной причиной этой агрессивной провокации? Причин несколько, они носят как объективный, так и субъективный характер.

Самое неприятное для Нетаниягу объективное обстоятельство – это назревающее его столкновение с депутатами от Ликуда, большинство которых гораздо правее его. Правое крыло парламентской фракции по взглядам не отличается от Фейглина, Беннета или от Либермана образца 1990-х. Молодое поколение Ликуда прямо заявляет, что переговоры с ПА бессмысленны, что надо отказаться от лозунга двух государств для двух народов и застраивать территории. Их беспокойные сердца распаляет то, что при формировании правительства лидер партии обделил своих, раздав престижные министерства враждебной команде Беннета, «левакам» из Еш атид и «Тнуа», а также «примазавшимся» к Ликуду людям Либермана.

Нетаниягу с 1996 года не называет переговоры с палестинцами капитуляцией. Он, если бы не сопротивление партии, давно о чем-нибудь договорился с Абу-Мазеном. Чтобы поддержать в Ликуде имидж сиониста накануне праймериз, чреватых бунтом, Биби затеял рекламную шумиху вокруг закона о еврейском характере государства. Утверждать этот раздражающий Европу и Америку закон ему не так уж хочется – и без того западные страны заявляют о признании палестинского государства. Досрочные выборы – прекрасный предлог спустить на тормозах принятие «экстремистского» закона, приписав его торпедирование Лапиду и Ливни.

Хотя Нетаниягу обвинил уволенных министров в интригах, по этой части они дети против него! Он чрезвычайно злопамятен и старается сквитаться с теми, кто доставлял ему неприятности.

Биби не забыл унижения, пережитого после выборов в кнессет 2009 года, когда Кадима получила на один мандат больше, чем Ликуд, и ему разрешили сформировать правительство, только после того как это не получилось у Ливни. В прошлой каденции он, откровенно посулив министерские должности, оттолкнул от Ливни соратников, столкнул ее с Мофазом и покончил с Кадимой как партией власти.

Лапиду Нетаниягу не простил той «наглости», с которой тот заставил его принять в коалицию Еш атид в комплекте с партией Беннета, которого он знать не хотел с 2008 года, после увольнения слишком самостоятельного начальника своей канцелярии. Из-за придуманного этой парочкой патента: идем в коалицию вместе или оба не идем - Биби не смог обойтись без их 31 мандата и был вынужден не только выделить им лучшие портфели, но и подписать крайне неприятное для себя коалиционное соглашение (сокращение количества министров, призыв ешиботников, строительство жилья для светских израильтян). Тандем Лапид-Беннет заставил Нетаниягу не брать в коалицию ультраортодоксов, которых это восстановило против их «естественного союзника». Уверен, что еще тогда он решил: "Ничего, голубчики, долго радоваться не будете!"

Наконец, важным соображением в пользу досрочных выборов стало изменение соотношения сил в коалиции. Из-за опрометчивого решения Нетаниягу о создании избирательного блока с Либерманом и слишком щедрого бронирования в общем списке мест для НДИ Ликуду достались всего 19 мандатов – столько же получил Еш атид. А после ловкого маневра Либермана, размежевавшегося с Ликудом и прельстившего ликудника Шаму переездом в Париж, партия Нетаниягу осталась с 18 мандатами. У Еш атид – по-прежнему 19. Второй раз Биби оказывается премьер-министром, не имеющим самой большой парламентской фракции. Это не просто оскорбляет его самолюбие, но действительно угрожает политическими комбинациями.

Премьер-министр верит опросам, согласно которым Ликуд уверенно опередит всех конкурентов. Нетаниягу надеется, что будущей весной никто не помешает ему сколачивать оптимальную коалицию: он восстановит «естественный союз» с ультраортодоксами, попытается обойтись без Беннета, а ослабленные НДИ, Еш атид и еще кого-нибудь пустит в правительство на своих условиях.

Выиграет ли Израиль от осуществления таких планов разрушителя нынешнего правительства? Каковы шансы отдельных участников нового предвыборного марафона? Об этом мы поговорим во второй части этой статьи.

Комментариев нет :

Отправить комментарий