среда, 20 мая 2015 г.

Кто боится Мири Регев?

Караван новой коалиции двинулся вперед, но его сопровождает лай шавок, которые ничем другим не могут привлечь к себе внимание. Политтехнологи шавок представляют министров Нетаниягу примитивными фанатиками.

Интеллектуальная голь на пакости хитра

Наши левые не придут к власти до середины XXI века. Такой прогноз нетрудно сделать, наблюдая за поведением Сионистского лагеря после его поражения на выборах в кнессет. 

Когда лидеры не считают себя ответственными за провал и не уходят в отставку, когда никто не пытается проанализировать причины затянувшихся неудач, когда вместо разработки новой стратегии разрабатываются новые пакости для политического противника, можно предсказать, что худшее у Аводы еще впереди. (У Ципи Ливни уже всё позади, но она сумела найти фрайеров, которые приняли на довольствие несуществующую партию Ха-Тнуа).

Еще в 2011 году «движение протеста» продемонстрировало, что обществу надоело равнодушие правительства Нетаниягу к нуждам соотечественников. Но Авода прошляпила этот шанс, которым на выборах 2013 года воспользовался Лапид.

Перед нынешними выборами все опросы показывали, что народ по-прежнему не связывает с Ликудом надежды на улучшение жизни. У Нетаниягу оставался единственный агитационный козырь: что вам даст снижение цен, если левые капитулируют перед террористами?

Тут бы Герцогу и Ливни четко парировать этот выпад. Например, можно было напомнить, что еврейские поселения отдавали как раз правые: Бегин, Шарон – да и Биби в Уай-Плантейшн договорился с Арафатом о передаче ему 13% территорий! Но такой аргумент означал бы, что левые не одобряют принцип «мир в обмен на территории». А отказаться от своих догм Бужи-Ципи не могли, хоть назвали себя Сионистским лагерем. Соответственно, избиратель убедился, что Нетаниягу прав и надо любой ценой спасать родину от капитулянтов!

Левые неспособны придумать два-три броских лозунга социально-экономического характера. Задуриванию израильтян «нестандартной» программой мирного урегулирования они могли бы поучиться у... Либермана! Но они умеют только пакостничать.

Если бы выходцы из Эфиопии устроили одну демонстрацию протеста из-за грубого обращения полицейских с темнокожим солдатом, можно было бы удивиться сплоченности и решительности этой общины. Но уже несколько недель «эфиопы» продолжают митинговать. Подобные политические «сериалы» дорого стоят. Видимо, кому-то не жаль денег на раздувание шумихи под лозунгом «Биби – расист!». Знакомый стиль! Так же в свое время проводились бесконечные – и дорогостоящие – демонстрации, марши, участники которых пытались создать впечатление, что Нетаниягу виновен в пленении Гилада Шалита и не желает его освобождения (хотя солдат оказался в руках ХАМАСа из-за развала армии при Ольмерте!).

Когда выяснилось, что даже присоединение партии Либермана к оппозиции не помешало Нетаниягу сформировать правительство, левых охватило бешенство. Брань и проклятья обрушились на головы свеженазначенных министров. Но особую ненависть вызывают у левых три фигуры: министр культуры и спорта Мири Регев из Ликуда и представители Еврейского дома - министр образования Нафтали Беннет, министр юстиции Айелет Шакед. Сводный хор депутатов от Сионистского лагеря и левых журналистов пытается убедить общество, что эти узколобые фанатики (почему-то под такое определение не подпадают Дери, Гафни, Поруш) покончат с правовой системой демократического государства, развалят израильскую школу и уничтожат искусство.

Какое право защищают «правозащитники?

Что касается правовой системы, то мы помним, как судьи оправдывали Эхуда Ольмерта сразу по трем делам (по одному «для приличия» наказали минимальным условным сроком). Впоследствии эти приговоры изменили благодаря показаниям Шулы Закен, но новый председатель суда отметила, что и до этого было достаточно материала для посадки! Нынешнее расследование "дела Фишера" выявило ужасающие корупционные связи между полицией, прокуратурой и судом!

У израильских судей есть два закона – один для «небожителей», другой – для простых смертных. Совсем недавно суд дал два года тюрьмы за растление несовершеннолетних девочек Дани Битону, отцу «самого» Эяля Голана. Ясно, что глупенькие поклонницы рвались к популярному певцу, готовые на всё. Чтобы замять скандал, Битон взял вину на себя. Обожаемого толпой певца судьи побоялись отправить за решетку. Но даже если поверить в нелепую версию (зачем девчонкам седовласый и не поющий папаша?), то два года за совращение несовершеннолетних – смехотворное наказание. По этой статье обыкновенный израильтянин, не имеющий отношения к шоу-бизнесу, получил бы срок в несколько раз больше.

Бесполезно обращаться в нашу высшую судебную инстанцию по поводу сотрудничества ряда политиков с вражескими государствами. Ни разу БАГАЦ не запрещал баллотироваться в кнессет арабским партиям, общающимся с террористами. Зато он отменяет все инициируемые кнессетом законы, гарантирующие защиту интересов Израиля от антисионистских сил.

Именно такой министр юстиции как Айелет Шакед, принципиальная, волевая, не связанная с богатыми адвокатскими конторами и судейскими кланами, способна освежить затхлую атмосферу нашего храма Фемиды.

Бен-Гурион и Голда Меир – еврейские фанатики!

Точно так же пора уже возглавить министерство образования человеку, не забывшему, для чего создано еврейское государство. Только левые, сползающие на антиизраильские позиции, тщатся представить Беннета как примитивного «мракобеса». У него светское университетское образование. В отличие от манкирующих воинской службой миротворцев он был командиром элитарных подразделений спецназа. В отличие от функционеров, всю жизнь просидевших в партийных канцеляриях, Беннет многого достиг вне политики: он добился блестящих успехов в хай-теке.

Левые называют Беннета фанатиком, зато считают интеллигентами и демократами педагогов и директоров школ, внушающих учащимся, что ЦАХАЛ – армия преступников. Лагерю мира очень нравилась министр образования Юли Тамир, которая начала исполнение обязанностей со вклеивания в учебники карт, на которых были обозначены «оккупированные» территории. Никто из наших левых не критиковал социально близкого раввина Шая Пирона, за два года работы в министерстве образования успевшего настолько сократить учебные программы и ослабить контроль над школами, что системе образования грозило полное разложение.

Беннет давно говорит о необходимости усиления преподавания точных наук и укрепления профессиональных учебных заведений. Он намерен восстановить в школах забытую ими воспитательную работу в школах. Левые кликушествуют: глава Еврейского дома хочет превратить детей в узко мыслящих псевдопатриотов! Увы, сегодняшние наследники лидеров Мапая считают узко мыслившими Давида Бен-Гуриона и Голду Меир, а их сионистскую идеологию – псевдоценностями.

Культура ненависти к Израилю

Как показали предвыборные дебаты, о Беннете можно злословить у него за спиной, но в честной дискуссии с ним оппоненты быстро сникают. Левые знают, что и с умной Айелет Шакед не стоит играть в дразнилки. Но вот Мири Регев они считают анекдотической фигурой и изощряются в «остротах» о ее будущей работе в министерстве культуры и спорта. Напоминая о ее армейской карьере – она была пресс-секретарем ЦАХАЛа и военным цензором, левые юмористы расписывают, как она заставит ходить строем художников и устроит им цензурный террор.

Следует признать, что Мири Регев успела приобрести репутацию депутата, говорящего много лишнего. Но это бывает с политиками-новичками. Похоже вела себя когда-то Лимор Ливнат. А уж в левом лагере период говорливости затянулся у Далии Ицик, Захавы Гальон, и профессор Юли Тамир, выступая не на психологические темы, порола много чуши. Чтобы меня не обвинили в мужском шовинизме, назову таких мастеров пустословия как Амир Перец и Эйтан Кабель.

Мири Регев не надо держать за дурочку. Наряду с высокими воеными чинами она обладает первой степенью по неформальному образованию и второй – по менеджменту. Образовательный ценз повыше, чем у недоучек из компании «палаточников» или у бывшего лидера Аводы, не осилившего «багрут».

Конечно, Нетаниягу мог бы по примеру некоторых западных стран поставить во главе ведомств культуры и спорта известного актера, прославленного чемпиона. Но пока идея правительства профессионалов в Израиле не популярна, премьер-министр сделал не самый худший выбор. Наверное, если судить по духовному потенциалу, в Ликуде министром культуры можно назначить Эдельштейна или Элькина. Но первый в качестве спикера хорошо управляется с разношерстным кнессетом, а второй наверняка принесет большую пользу в министерстве абсорбции.

Пусть мне кто-нибудь назовет в лагере оппозиции политика, который к качестве министра культуры был бы на голову выше Регев! В Аводе, МЕРЕЦе, НДИ я просто не вижу кандидатов на такую должность. В Еш атид качественным гуманитарным образованием и компетентностью в вопросах искусства отличается только Офир Шелах. (Лапид вхож в среду литераторов и театралов, но в его образовании известны серьезные пробелы).

Топорные шутки о стремлении Регев научить деятелей искусства шагистике исходят от «руских» пропагандистов – израильтяне знают, что в ЦАХАЛе строевая подготовка игнорируется. А вот насчет введения цензуры всё не так просто. Дело в том, что цензура в израильском искусстве давно существует, но внедряется отнюдь не правыми!

Пусть самый талантливый драматург предложит любому израильскому театру пьесу о солдатке, ворующей в штабе округа секретные документы и передающей их в прессу. Даже если эта драма будет написана гениально, ни один театр ее не примет. На израильских сценах идут спектакли «Хеврон», клеймящий фашистов-поселенцев, «ПАЛЬМАХ», изображающий юных участников Войны за Независимость как внутренне опустошенных неврастеников и садистов.

Вообще офицер или генерал – глуповатые, неотесанные солдафоны - излюбленные персонажи израильских комедий. Они наделяются психологической сложностью только в том случае, если начинают переживать из-за преступной оккупации чужих земель.

Театры существуют на средства, выделяемые израильским министерством культуры. Но они сами решают, что в Тель-Авиве или Иерусалиме будут выступать, а вот в Ариэль не поедут, так как это безнравственно! 

Нашим кинематографистам очень непросто получить государственное финансирование. Однако деньги без отказа выдаются под сценарии об угнетенных палестинцах. Режиссеры безошибочно рассчитывают на то, что их актуальные фильмы оценят по достоинству на международных кинофестивалях. 

«Прогрессивному искусству» отдают должное и в Израиле. Художнику Моше Гершуни, на своих картинах выписывавшему солдат ЦАХАЛА с окровавленными руками, присудили Премию Израиля! Министр культуры от Ликуда Лимор Ливнат растерялась и не стала дискутировать с членами «авторитетного» жюри. Но Гершуни, закусив удила, заявил, что не придет на церемонию награждения, ибо не может получать премию от правительства оккупантов. Только тогда Ливнат пришла в себя и объявила, что Премия Израиля вручается на официальной церемонии, а не высылается денежным переводом.

Рисовать тех, у кого руки действительно в крови, никто не решался! В 1990-е годы муниципалитет Раананы заказал у Михаила Гробмана декоративную инсталляцию в центре города. Художник огородил пространство, которое изображало детскую площадку, щитами, выкрашенными в цвета палестинского флага. На площадке валялись - как после теракта - перевернутые маленькие стулья, коляски и другие атрибуты детского быта. Немедленно последовала жалоба заведующей отделом культуры мэрии, члена МЕРЕЦа. Мэр-ликудник струхнул, и инсталляцию ликвидировали.    

Можно ли представить, чтобы художественная галерея предоставила свое помещение для политической акции против Амира Переца или Йоси Бейлина? Зато престижный тель-авивский выставочный зал охотно разместил у себя экспозицию «Ивет» - коллекцию злобных, убогих карикатур на Либермана.

На эти спектакли, фильмы, художественные выставки водят школьников, солдат. Ни одна демократическая страна не позволит расшатывать таким «воспитанием» устои государства.
Наши левые называют это скособоченное творчество выражением плюрализма, свободы высказывания. Но эта «свобода» десятки лет подвергается жесткой идеологической цензуре. 

Еще в период монополии одной партии левые захватили господствующие позиции в сфере культуры, в системе школьного и высшего образования. Печально, что Ликуд, впервые пришедший к власти еще в 1977 году, комплексовал перед левыми, больше всего боясь прослыть недемократичным.  За десятки лет он не сумел изменить ситуацию, воспитать достаточное количество правых интеллектуалов и художников. Но пора уже что-то делать.

Мири Регев даже не скрывает, что не собирается терпеть антигосударственную пропаганду, которая под флагом служения музам финансируется государством. «Надо будет, применю цензуру», - прямо заявила новый министр, профессионально разбирающаяся в теме. Звучит грубо. Но граждане Израиля предпочтут сионистскую цензуру пропаганде терроризма.

Хочется надеяться, что Нафтали Беннет разработает рекомендации по эстетическому воспитанию школьников, а Айелет Шакед в случае необходимости подкрепит необходимые нововведения законодательно.

Комментариев нет :

Отправить комментарий