суббота, 13 июня 2015 г.

Наивное мещанство и напыщенная псевдокультура

Давно не получал такого цельного и яркого театрального впечатления, как на премьере «Мещанина во дворянстве» в Камерном. Уди Бен-Моше сегодня, наверное, лучший израильский режиссер. Но и Ави Кушнер в главной роли великолепен!

Мольера сегодня ставят редко. Для современного зрителя он тяжеловат. Уди Бен-Моше – из тех эстетов, которые умеют подать классику изысканно, стильно, извлекая из жанровой памяти пьесы ее первоначальную энергетику. К тому же «Мещанина во дворянстве» он поставил по версии Нисима Алони, самого «западного» из израильских драматургов, несколько лет прожившего в Париже и прекрасно знавшего французскую литературу. Нисим Алони деликатно сократил архаичную многословность, усилил самые выигрышные места, придал фабуле больше динамики.

В советские времена чиновники от искусства ценили «Мещанина во дворянстве» за возможность высмеять сразу два эксплуататорских сословия – буржуазию и дворянство. Уди Бен-Моше избавляется от социально-исторических координат и предлагает зрителю универсальную ситуацию: человек, не получивший образования, хороших манер, с опозданием устремился к культуре. Тут много забавного, но нет повода для сатиры.

Журден в исполнении Ави Кушнера не тщеславен, не воспринимается как домашний тиран – он детски наивен и искренне восхищается мудростью, мастерством нанятых им учителей музыки, танцев, фехтования, философии. Да и его увлечение маркизой (актриса Тамар Кенан) лишено эротического наполнения – законная супруга в исполнении Анат Ваксман явно пикантней и привлекательней – но аристократка загадочней и недоступней! Такой Журден вызывает симпатию и сочувствие у зала, что меняет привычные смысловые акценты и атмосферу комедии Мольера. Зритель не чувствует сарказма и смеется безыдейным, незлым смехом, просто потому что смешно.

А концентрация комического в спектакле Уди Бен-Моше очень высока. Тут работают не только выстроенные режиссером мизансцены, но и музыка Керен Пелес, и сценография Лили Бен-Нахшон, и костюмы Светланы Брегер. Конечно, главное - это прекрасная игра всего актерского ансамбля, самозабвенно отдающегося стихии импровизации, без которой был невозможен театр времен Мольера. Особо яркие характеры создают - кроме исполнителя главной роли - Анат Ваксман, Наама Шитрит (Люсиль, дочь Журдена), Ицхак Хезкия (учитель философии).

Не знаю, чья заслуга – Нисима Алони или Уди Бен-Моше – в том, что спектакль вызывает израильские ассоциации. Они вызваны не только смешным столкновением классической музыки и восточных мелодий. Карикатурные аристократы и учителя, окружающие обаятельного Журдена и обирающие его, подводят к выводу: отсутствие культуры – это плохо, однако не менее скверно то, что самозванная элита прожорлива, но неспособна предложить настоящую культуру! Впрочем, может быть, это я сам додумал о своем, о наболевшем...

Комментариев нет :

Отправить комментарий