понедельник, 8 июня 2015 г.

Партийная организация и партийная социология

Для представителей «большой алии» главной драмой выборов в кнессет стало превращение НДИ в маргинальную партию, которая к тому же ушла в оппозицию. Но кто в этом виноват! Если руководство НДИ не сможет честно проанализировать причины неудачи, это серьезно осложнит жизнь русскоязычной общины.


Обсуждение кризиса на берегу Мертвого моря

В минувший уикэнд в одном из отелей на Мертвом море состоялся форум активистов НДИ.

Авигдор Либерман рассказал аудитории, что Нетаниягу упорно пытался включить НДИ в коалицию. По его словам, к нему обратился один из видных деятелей Ликуда, которому Биби сказал: «Передай Ивету, что если он не войдет в правительство, его ждет вызов в полицию». Либерман ответил «парламентеру»: «Передай своему боссу, чтобы шел «кибенимать».

Либерман признал, что НДИ переживает кризис. Он назвал три этапа его преодоления: 1) выживание – это уже произошло 17 марта, когда партия предолела электоральный барьер; 2) восстановление, которое проявится в получении двузначного числа мандатов и уже (!) подтверждается «внутренними исследованиями»; 3) расцвет.

Как объяснил Либерман, многие авторитетные люди в Ликуде хотели бы создать широкий правый фронт, в который вошли бы Саар, Беннет, Кахлон, НДИ, но сплочению национального лагеря препятствует лично Нетаниягу.

Либерман заверил, что НДИ будет делать всё для защиты израильтян, которые работают, служат в армии, но не получают от страны того, что им положено. Имел он в виду секторальный характер партии или сохранение общенациональных задач, осталось неясным...

На сайте НДИ я не нашел упоминания о выступлении Либермана, но наверняка в СМИ его содержание – с незначительными вариациями - передано верно. Ведь всё соответствует обычному стилю НДИ.

Председатель партии «послал» самого премьера – круто!

Любой результат НДИ на выборах – это успех, а впереди – зияющие высоты типа расцвета!

В том, что партия не солидаризовалась с национальным лагерем и ушла в оппозицию, виноват глава правого правительства, но не Либерман!

Всё это обычная для НДИ риторика с налетом подростковой бравады. Всё это обычные сольные поучения лидера перед его аппаратом, не сопровождаемые ни дискуссиями, ни хотя бы робкой критикой действий партии.

Партия пэтэушников для культурной алии?

Отсутствие самоанализа в НДИ – это не внутреннее дело партии. Ведь она на протяжении 16 лет своего существования просила поддержки у русскоязычной общины, давала ей немало обещаний. Давно исчезли такие общинные структуры как Сионистский форум, Ассоциация олим-выходцев из СССР, профессиональные объединения репатриантов. Община связывала надежды на решение своих проблем именно с НДИ.

Теперь, когда команда Либермана потеряла половину мандатов и оказалась вне правительства, что чревато дальнейшим снижением рейтинга, электорат НДИ стоит перед опасной угрозой. При секторальном построении израильской политики «русская» община теряет адресат, которому она могла бы направлять самые актуальные сигналы. Я, между прочим, пишу об НДИ не с Марса, а из недр этой общины.

«Русские» израильтяне должны решить: если у НДИ оборвалась обратная связь с электоратом, то, может быть, нам секторальная партия больше не нужна и пора искать другие механизмы воздействия на власть?

Смешно представлять кризис партии как процесс, не имеющий политических причин и объясняемый пассионарной теорией этногенеза или повышенной сексуальной активностью высших чинов полиции. Если партия теряет мандаты, надо искать причины ухудшения отношения к ней электората.

НДИ появился в кнессете в 1999 году. Высшее достижение на выборах – 15 мандатов. Почему от них осталось только шесть, да и те были под вопросом?

Хотя Либерман всегда называл созданную им партию общеизраильской, большинство депутатов НДИ и сотрудников ее аппарата были «русскими», предвыборная пропаганда велась на русском языке. Именно «русским» избирателям НДИ перед каждыми выборами обещал золотые горы.

Ни одной стратегической задачи интеграции алии в израильское общество НДИ не решил. «Русские» не получили ни жилья, ни достойного пенсионного обеспечения в старости, ни гражданских браков, ни упрощенной процедуры гиюра, ни хотя бы нормальной «корзины абсорбции» на первый год в Израиле, которая позволила бы новому репатрианту не хвататься за любую работу и спокойно учить иврит. Да и как они могли это получить, если руководство НДИ, соглашаясь на вхождение в коалицию, никогда не требовало от главы правительства министерств социальной направленности – труда, соцобеспечения, промышленности, строительства, образования, здравоохранения!..

Проблема НДИ – не просто в невыполнении обещаний, а в нескрываемом неуважении к своему электорату. Лидеры НДИ постоянно меняли партийную программу – какая тут стратегия! Они были уверены, что в короткие промежутки между выборами стареющие избиратели забудут последние обязательства НДИ.

В руководстве НДИ и пропагандистском штабе партии сложился малосимпатичный стиль реагирования на критику и на любые нежелательные вопросы. На недовольных – прежде всего журналистов - оказывалось грубое давление. Вообще в партийной верхушке царил тон мальчишеского самоупоения (хотя этим «ребятам» давно не двадцать и не тридцать), пренебрежения к «инакомыслящим». Этот стилёк пэтэушников можно найти в Фейсбуке в предвыборные периоды: ответом на негативные высказывания об НДИ становится хамство, не чурающееся нецензурной брани. Естественно, используется низкопробный троллинг.

Беда не в том, что подобное поведение кого-то может задеть, а в том, что самой партии такие «кадры» нанесли огромный вред! Неужели от них можно было ожидать умной, доходчивой пропаганды?

Отсутствие последовательной стратегии и культурного минимума нашло свое выражение в метаморфозах избирательного списка НДИ. В первые годы партию представляли в кнессете уважаемые люди. Но при отсутствии внутренних выборов, при гипертрофированной «вертикали власти» эффективно работавшие депутаты «почему-то» исчезали из НДИ. Перед последними выборами ее покинули почти все серьезные ивритоязычные политики, а «русских» в первой десятке почти не осталось.

Выдающийся мыслитель ХХ века Хайек задавался вопросом: «Почему к власти приходят худшие?». Его ответ:

«Прежде всего, чем более образованны и интеллигентны люди, тем более разнообразны их взгляды и вкусы и тем труднее ждать от них единодушия по поводу любой конкретной системы ценностей. Следовательно, если мы хотим достигнуть единнобразия взглядов, мы должны вести поиск в тех слоях общества, для которых характерны низкий моральный и интеллектуальный уровень, примитивные, грубые вкусы и инстинкты...

И здесь в силу вступает второй негативный критерий отбора: ведь проще всего обрести поддержку людей легковерных и послушных, не имеющих собственных убеждений... Таким образом, ряды тоталитарной партии будут пополняться людьми с неустойчивыми взглядами и легко возбудимыми эмоциями».

Что касается «убеждений», то Либерман, объясняющий нынешний уход в оппозицию недостаточной правизной Нетаниягу, продвигал в НДИ перебежчиков из Аводы. А в «возбудимости» я недавно убедился лично!

Пытаясь понять, меняется ли в НДИ стиль работы, я провел невинно-провокационное тестирование в Фейсбуке: в одной профессиональной группе встрял в разговор о «русской» социологии. Сами социологи не скрывали раздражения, но реагировали в рамках приличий. Зато партийные пропагандисты к эвфемизмам не прибегали. Меня обвинили в безграмотности, напомнили о маразматическом возрасте. Было забавно. Особенно понравился один оппонент, который маниакально напоминал о каком-то рассказе Чехова (кажется, «Каштанке» - приятно сознавать себя эрудитом!) и твердил, что я занимаюсь... плагиатом у классика, чем даже повысил мою литературную самооценку.

О социологии чуть позже. Вернусь к вопросу о «стиле». Когда лидер НДИ гордится тем, что «послал» самого премьер-министра, это не предвещает ни изменения культурного имиджа партии, ни прорезания у нее того «диалогизма», о котором так интересно писал Бахтин.

Будет ли у нашей общины партия?

В своем выступлении на берегу Мертвого моря Либерман упомянул о «внутренних исследованиях». Складывается впечатление, что выход НДИ из кризиса ему видится в помощи социологов. Недавно Либерман заявил, что если бы выборы состоялись сегодня (стандартная формулировка из опросов), 80 процентов русскоязычных избирателей Ликуда отдали свои голоса НДИ.

Приходится констатировать, что лидера НДИ грубо подставляют. Кто подсунул ему такие «проценты»? Новое правительство еще не сделало ничего плохого – по какой причине «русские» должны разочароваться в Ликуде и коллективно возлюбить НДИ?

Есть единственный способ сохранить партию, которая – при условии качественной работы – нужна русскоязычной общине. Эта партия должна признать, что не решила важнейших проблем избирателей. Она должна без псевдопатриотической демагогии объяснить, почему не вошла в правительство. Она должна четко сформулировать программу своих действий в нынешней каденции и объяснить, как конкретно осуществит ее, сидя в оппозиции.

Но вряд ли среди партийной обслуги найдутся решительные люди, которые скажут Либерману об этом. Похоже, совсем другие люди втюхивают ему совсем другие «идеи»...

Объективное исследование или субъективное подстрекательство?

После выборов лидер НДИ яростно клеймит премьер-министра. А что кроме негатива? Роль позитивной пропаганды играют... социологические опросы, которыми забиты «русские» СМИ.

Сразу обозначу свою позицию. Я уважаю социологию. Уважаю серьезных социологов в нашей общине. Но...

Во-первых, при министре образования Сааре работу израильских кафедр общественных наук проверила комиссия европейских ученых очень высокого ранга. Она дала уничтожающую оценку нашим специалистам: в подавляющем большинстве они занимаются не наукой, а партийной пропагандой.

Во-вторых, чтобы к социологическим исследованиям не относились как к партийному заказу, они должны быть по крайней мере не анонимными. Если политик ссылается на опросы, то все должны знать, что за ученые их проводили. Не надо снабжать статьи фамилиями Иванов, Петров, Сидоров. Научный этикет требует коротенькой справочки: научное звание автора, за что оно присвоено, место работы.

В-третьих, русскоязычным СМИ и «русским» политикам интересна только одна тема исследований: существует ли общность русскоговорящих израильтян и каковы ее взаимоотношения с израильским обществом? Политическая подоплека тут ясна!

Я не социолог, а потребитель социологических работ. Меня не устраивает преобладание среди них опросов - это микросоциология, эмпирика. Теоретическая надстройка, как справедливо заметил профессор Зеэв Ханин, нередко перегружена публицистикой.

Например, в одной из статей я прочитал, что «нашу» общину отличают «особое культурное и историческое наследие, секторальное самосознание и уникальное мировосприятие». Ни одно из этих понятий научно не расшифровывается!

Есть ли общее культурное наследие у выходцев из Москвы, Петербурга и у бывших жителей национальных республик? Что духовно объединяет начитанного интеллигента 50-60 лет и молодых репатриантов, большинство которых русскую книгу не осилят?

Какая у репатриантов общая история? Об Октябрьской революции молодежь понятия не имеет. Евреи из российской глубинки убеждены, что их история – Киевская Русь, Полтавская битва, а прибалтийские евреи всегда знали о разрушении Храма, о черте оседлости, погромах.

«Секторальное самосознание», по-моему, сильно отдает пролетарским. А исследование «мировосприятия» - это уже переход от социологии на территорию философии.

Один социолог пожурил меня за непонимание термина «стеклянный потолок». Я не понимаю одного: почему «русские» политики используют его как метафору? Именно они «потолок» давно пробили.

Мне было бы интересно узнать, какая часть «русских» считает, что их общинная принадлежность препятствует карьерному росту. При этом хорошо бы указать возраст респондентов, образовательный ценз, степень владения ивритом: тогда возможны обобщения – существует «потолок» объективно или это комплексы «русских», кем-то вбитые в их головы.

Я только задаю вопросы ученым, но далеко не всегда получаю ответы. Простейший, казалось бы, вопрос: а что такое – русскоязычная община? Она включает в себя репатриантов, приехавших после 1989 года, или тех, кто прибыл на историческую родину из СССР в 1970-е, 1950-е годы и раньше? Относятся ли к русскоязычной общине дети репатриантов из «большой алии», которые не понимают по-русски и общаются только с «коренными» израильтянами? 

Мне нужны ответы, чтобы вникнуть в статистику дискриминации «русских». Где политики берут эти сведения и по какой методике пересчитывают «русских»?

Меня не устраивает во многих исследованиях групповой портрет «русских» без научно обоснованной стратификации. Объективно это подыгрывание политикам-популистам, которым очень хотелось бы вести за собой недифференцированную массу прямиком к избирательным урнам. Массе надо внушить, что вокруг враги и голоса надо отдать «своим».

Даже в простейших опросах существует нечестный прием: уже сама постановка вопросов «подталкивает» респондентов к нужным «исследователю» ответам. Вопросы большинства «русских» социологов однотипны. Чувствуете ли Вы себя израильтянином? Считаете ли Вы себя «русским»? Сталкиваетесь ли Вы с дискриминацией по этническому принципу? Оскорбляют ли Вас негативные отзывы о «русских»?

Вопросы легитимные, но меня пугает назойливый интерес к конфронтации «мы – они». Результаты опросов публикуются в русскоязычных СМИ и влияют! Предвыборная пропаганда НДИ была откровенным натравливанием алии на якобы ненавидящий ее Израиль. Совершенно ясно, что и сегодня партия продолжает делать ставку на усиление розни в израильском обществе.

Ссылаясь на Хайека, я не завершил цитату. Он приводит не два, а три критерия, по которым партия авторитарного типа «будет в любом обществе включать не лучших, а худших его представителей». Хайек пишет:

«Третий и, быть может, самый важный критерий необходим для любого искусного демагога, стремящегося сплотить свою группу. Человеческая природа такова, что люди гораздо легче приходят к согласию на основе негативной программы - будь то ненависть к врагу или зависть к преуспевающим соседям, чем на основе программы, утверждающей позитивные задачи и ценности».

Попытки промывания мозгов избирателей концентрированным раствором злобы с успехом предпринимались ШАСом. Это сильно повредило и еврейским мозгам, и еврейскому государству. «Русская» партия не должна идти этим путем.

В социологии есть «теорема Томаса». Она утверждает, что если люди считают ситуацию реальной, то ее последствия могут стать реальными.

Не надо сбивать людей с панталыку. Этот метод уже стал одной из причин провала НДИ на выборах.

1 комментарий :

  1. Яков, согласен с вами во всем. Партия при отсутствии самокритики, подлинного анализа своих провалов и неудач, исчезнет. Где лидеры? Есть только соглашатели, смотрящие в рот своему патрону. Очень жаль, если Авигдор Либерман не сделает выводы, надеюсь на его понимание. Вам большое спасибо.Газета "Вести" много потеряла из- за вашего ухода .Я перестал её читать .

    ОтветитьУдалить