вторник, 23 августа 2016 г.

Маска как единство и добро противоположностей

С  удовольствием посмотрел «Ромео и Джульету» в театре «Симта» в Старом Яффо. Спектакль необычный не только по стилистике, но и по составу труппы...


Я уже несколько лет пишу об Ариэле Крыжопольском, создателе и режиссере интересного театра La Panim. Он талантливый актер, игру которого зрители могли оценить в моноспектакле «Глазами клоуна» и в спектаклях театра ZERO. Но огромную часть своей энергии Ариэль тратит на организационную работу. Недавно он стал директором Молодежного ансамбля Яффо имени Этти Хиллесум. Это назначение требует пояснений.

Этти Хиллесум родилась в 1914 году в семье голландца и еврейки из Одессы, бежавшей за границу от российских погромов. Их блестяще одаренная дочь получила в Амстердаме прекрасное образование, ей были родными несколько культур, в том числе русская. Когда Голландию оккупировали нацисты и начались аресты евреев, Этти стала добровольно помогать заключенным в пересыльном лагере Вестерборк. Друзья предлагали помочь ей выбраться оттуда, но Этти выбрала свою судьбу и отправилась с еврейским транспортом в Освенцим, где погибла в 1943 году. Она вела дневник, поражающий интеллектуальной мощью и литературным талантом, впоследствии переведенный на десятки языков. Он стал уникальным примером духовного сопротивления Злу.

Актриса Галь Гурвиц, долго работавшая в Европе, решила назвать молодежный театр в Яффо именем Этти Хиллесум, потому что преклонялась перед этой необыкновенной личностью. Для нее Этти Хиллесум – воплощение добра, творческой щедрости, любви к людям. А Галь Гурвиц замышляла театр, который служил бы не только искусству, но и сближению людей. Созданную ею труппу составили подростки из Яффо и Южного Тель-Авива. Это и сабры, и арабы, и новые репатрианты и дети гастарбайтеров. Ребят из благополучных семей среди них было мало. Но уже первый набор показал, что они легко находят общий язык, когда это язык творчества. За два года юные студийцы преобразились. Они перечитали массу книг, знают и Шекспира, и Ибсена, и Чехова, и Ионеско. Так же увлеченно осваивают актерское ремесло. Им нравятся все грани творчества. После завершения работы над «Ромео и Джульеттой» коллектив готовит новый спектакль под руководством Ефима Риненберга. Пьесу ребята сочинили сами.

Как считает Ариэль Крыжопольский, не так уж важно, сколько из этих ребят станут профессиональными актерами. Главное – это то, что они получили опыт совместного строительства своего идеального микромира. А, значит, и в будущем останутся людьми, способными находить общий язык при несхожести воспитания, культур, религий.

(Я не первый год в Израиле и знаю, какие комментарии получу от некоторых блюстителей этнической чистоты еврейского государства. Сразу предупреждаю, что всех забаню. Мне в советские времена довелось поработать в «спецшколе» - как деликатно называли колонии для малолетних преступников, и я видел, что такое изуродованное детство. Дети не виноваты, что выросли «не в тех» семьях и обстоятельствах. Если детям очень трудно, им надо помогать.)

Вернусь к спектаклю театра «Симта». Не знаю, где еще можно увидеть такую постановку «Ромео и Джульетты»! Дело в том, что создавшая яффский молодежный ансамбль Галь Гурвиц в свое время играла в «Театр дю Солей» у знаменитой Арианы Мнушкиной, которая возрождала дух старинного ярмарочного представления. Наверное, поэтому Галь предложила ставить Шекспира Хаиму Абуду, одному из основателей труппы «Скапино», исповедующей эстетику комедии дель арте.

Играть «Ромео и Джульетту» как комедию дель арте – это не профанация. Сам Шекспир любил театр в театре, контрасты между трагическими ситуациями и комическими эпизодами. А юные актеры прекрасно чувствуют стилистику итальянской комедии. Позволю себе предположить, что именно эти ребята, выросшие без комплексов и культурных табу, чувствуют себя свободней в стихии импровизации, грубоватого юмора, чем их сверстники, получившие безупречное интеллигентское воспитание!

На сцене очень веселый пародийный спектакль. Язык Шекспира «переведен» на современный израильский сленг. Многие шутки вообще отсутствуют в первоисточнике – их придумали создатели спектакля, как и полагается в комедии дель арте. Ромео, Джульетта и прочие молодые персонажи участвуют в том же задорном действе, что и более возрастные и совсем почтенные герои – всех уравнивают маски. Только по неистощимой энергетике актеров можно догадаться о молодости духа задолго до того, как они выходят кланяться.

Пожалуй, самое дерзкое в спектакле - это вопрос: а, собственно, почему эти любящие молодые люди должны так бессмысленно погибать? Что ж, режиссер предлагает соответствующее «концептуальное» решение...

На этом спектакле нет свободных мест. Публика долго аплодирует и не отпускает актеров. Они здорово работают – без всяких скидок! А когда открывают лица, то осознаешь, что маски - это не только театральный стиль, но и жизненный принцип: на этой сцене, в этой труппе все равны и все составляют единое целое, несмотря на разный цвет кожи, происхождение, культурные истоки.

Комментариев нет :

Отправить комментарий