среда, 31 августа 2016 г.

Вращение вокруг оси...

Как-то очень спокойно мир реагирует на появление новой оси Москва-Анкара-Тегеран. Особенно удивляет невразумительная позиция израильского руководства. Можно подумать, что суннитские и шиитские фанатики – наши лучшие друзья, а сближение с ними Путина не продолжает ближневосточную политику большевистской империи.


Подавление попытки переворота в Турции стало логическим завершением отхода президента Эрдогана от пути Ататюрка. Великий турецкий реформатор, модернизировавший свою страну, сделал армию гарантом демократии: она не раз усмиряла исламистов, когда они пытались реставрировать прежние порядки. Поэтому противник вестернизации Эрдоган последовательно ослаблял военное руководство, а после путча перешел к избиению армии.

Сразу после победы Эрдогана над мятежниками Второй израильский телеканал устроил круглый стол, участники которого обсуждали возможные последствия разгрома путча для Турции. Все комментаторы говорили об усилении тоталитарных тенденций в этой стране, об упрочении позиций исламистов, и только Эхуд Яари сказал: «Вы не понимаете, что произошло! Турция отворачивается от Запада и начинает сближаться с Россией». Насчет Запада можно было поверить, но ведь отношения между Россией и Турцией обострились до предела после того как турки сбили российский истребитель, залетевший из Сирии на их территорию! В ответ Россия практически прекратила все контакты с Турцией. Тем не менее великолепный аналитик был прав. Уже через несколько дней стало известно о предстоящей встрече Путин-Эрдоган в Санкт-Петербурге.

Нельзя сказать, чтобы беседа двух президентов была особо сердечной – они не из тех, кто быстро забывают обиды. Но есть у них и немало общего: оба властолюбивы, ненавидят любую оппозицию, оба верят в свою ниспосланную свыше миссию, оба не доверяют Европе и Америке и ищут духовные скрепы вне западной культуры.

Всего две недели назад в статье «Тучи над Украиной» я предположил, что российско-турецкий союз будет недолговечным. Но мои доводы не поспевали за событиями. Этот блок стремительно трансформируется в ось Москва-Анкара-Тегеран. Министры иностранных дел Турции и Ирана за короткий срок успели дважды встретиться - на своем и чужом «поле». О том, что жесткие политические установки Эрдогана при необходимости могут оказаться достаточно «эластичными», свидетельствует начатая им на территории Сирии операция «Щит Евфрата».

Раньше турецкий президент требовал смещения режима Башара Асада, обвинял сирийских курдов в причастности к терактам в Турции и – как заявляли в Москве – поддерживал отношения с ИГИЛ. Теперь Эрдоган уже не настаивает на смене власти в Дамаске и не протестует против ударов российской авиации по сирийским суннитам. Главной целью турецкого наступления стали курдские анклавы в Сирии. Прежде американская авиация защищала курдов от боевиков ИГИЛ. Теперь в Вашингтоне должны делать выбор: Америка не готова ссориться с Турцией и выталкивать ее сильную армию из НАТО. Обама готов сдать не только курдов. Еще недавно в США и слышать не хотели об экстрадиции в Турцию приютившегося в штате Пенсильвания проповедника Гюлена, которого Эродоган обвиняет в организации путча. Но на днях, во время визита в Анкару, вице-президент Байден уже высказал искреннее сожаление по поводу того, что Гюлен находится именно в Америке, а не в какой-нибудь другой стране...

В Европе вызывает тревогу перспектива разрыва Эрдоганом соглашения о размещении Турцией у себя огромного потока сирийских беженцев. Действия турецкой армии в приграничных районах явно направлены на сдерживание этого потока: в Турции и без того постоянно совершаются чудовищные теракты. Несколько миллиардов евро, обещанных Меркель, недостаточная компенсация за такие проблемы.

В общем, геополитический пасьянс совершенно смешался. Турция, прежде претендовавшая и на роль лидера суннитского мира, и на членство в Евросоюзе, осознала нереальность обеих надежд. Подавление Эродоганом прежних свобод, уничтожение им тысяч политических противников не совместимы с требованиями ЕС о соблюдении демократических норм и об отмене смертной казни.

Противопоставив себя Западу, Эрдоган в поисках новых союзников сблизился с Россией и Ираном. Он закрыл глаза на грубую дискриминацию крымских татар, которых поначалу защищал. Еще большего смирения потребовало от него блокирование с шиитским Ираном. В Сирии Турция оказалась союзницей шиитов Ирана и «Хизбаллы» в борьбе с ИГИЛ. Куда-то исчезла забота Эрдогана о преследуемых Асадом туркменах.

Зачем понадобился Эрдогану этот стратегический треугольник, трудно понять. Россия страдает от санкций и нуждается в турецких продуктах питания и прочих товарах. Милитаризованной Турции нужны энергоносители и современная военная техника (вроде бы Америка уже вывезла оттуда хранившийся там запас ядерного оружия). Исчезновение российских туристов нанесло огромный ущерб турецкой экономике. Но Турция - единственная страна новой оси, которая поступилась важнейшими для себя «принципами».

Впрочем, нас в Израиле не должны трогать душевные драмы турецкого властителя. Рядовых граждан нашей страны гораздо больше волнуют упорные попытки израильского руководства сближаться с Россией и Турцией – более чем странные при категорическом неприятии Израилем любых компромиссов демократического мира с Ираном. Неужели нельзя поддерживать нормальные отношения с Россией, сохраняя «профилактическую» дистанцию с таким партнером?

Похоже, Нетаниягу не видит необходимости с кем-либо консультироваться в области внешней политики. Главу дипломатического ведомства он не назначает, придерживая этот портфель для Герцога. Либерман, став министром обороны, ни в чем не перечит главе правительства, хотя когда-то громче всех говорил об иранской угрозе и призывал не доверять Турции. Зато трудно отделаться от подозрений, что Нетаниягу именно под его влиянием взял курс на сближение с Россией - такой была линия Либермана в МИДе.

У меня нет источников информации в правительстве или спецслужбах, и я даже не знаком с Эхудом Яари – а было бы очень интересно «дискретно» поговорить с ним о целесообразности столь теплых отношений между Нетаниягу и Путиным. Некоторые обозреватели объясняют, что израильскому лидеру важно поддерживать контакт с Москвой в период войны в Сирии, так как в ней участвуют подразделения Ирана и «Хизбаллы». Но «Хизбалла» со времен Второй ливанской войны избегает конфронтации с Израилем, а в Тегеране понимают, что чрезмерная активность в Сирии может быть истолкована как нарушение договоренности об условиях отмены антииранских санкций.

Гораздо существенней то, что Россия поставила Ирану давно обещанные ракеты «С-300». Тегеран уже объявил, что они будут защищать иранские ядерные объекты. Имеется в виду прежде всего угроза израильского удара с воздуха.

И Россия, и Турция призывают Израиль к прекращению «оккупации» и признанию палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме. В Москве и Анкаре не считают ни ХАМАС, ни «Хизбаллу» террористическими организациями. Турция нагло направляла «флотилию мира» на прорыв морской блокады Газы – отношения между двумя странами резко ухудшились после того как израильский спецназ остановил этот беспредел. Тем не менее даже сейчас, после «восстановления дипломатических отношений», Турция громко осуждает Израиль за ответные удары по Газе после обстрела израильской территории.

В последнее время Россия настойчиво приглашает Нетаниягу и Абу-Мазена в Москву для мирных переговоров. Хотя Израиль решительно отверг аналогичную французскую инициативу, в Иерусалиме не слышно однозначного отказа от путинского приглашения. Пока лишь туманно опровергается сообщение о том, что дата переговоров в Москве уже назначена...
Не хочется верить, что Нетаниягу хочет "подразнить" Обаму, который подчеркнуто холоден с ним. Обама скоро уйдет, а Путин и Лавров не предложат Израилю более приятную концепцию ближневосточного урегулирования, чем любой американский президент.

Злобно-сладостная мечта Путина - внести раскол в НАТО. Это одна из причин его сближения с Эрдоганом. Но израильские лидеры должны помнить, что политическую поддержку и военную помощь они всегда получали только от Запада. Россия стремится к восстановлению советских сфер влияния, а СССР всегда накачивал оружием врагов Израиля, требуя от них уничтожения сионистского образования. Постсоветская Россия помогла Ирану создать атомные реакторы и сейчас поставляет ракеты для их защиты. Российское оружие попадает к «Хизбалле» и ХАМАСу.

Заигрывание с Москвой очень опасно: можно увязнуть в липкой паутине ее подлых комбинаций. Доверять приветливым улыбкам чекистов нельзя – в этом уже убедились Грузия и Украина. Обстановка в нашем регионе взрывоопасна как никогда. За любой непродуманный шаг придется дорого заплатить.

Комментариев нет :

Отправить комментарий