пятница, 18 октября 2013 г.

Отсутствие ряби в провинциальной луже

Большинство отзывов на мою статью об одном из местных «бардов» были положительными. Мне всегда интересней возражения, но к ним не отнесешь несколько раздавшихся грубых окриков. Я задумался над давно донимающим меня вопросом: почему в Израиле за двадцать с лишним лет ни в одной области «русского» искусства не появилось серьезной критики?

Ирина Маулер красиво и непосредственно ответила на мою статью о ее сборнике стихов: «Дорогие друзья! Если вы хотите познакомиться с моим творчеством в оригинале, а не в безграмотном пересказе раздраженного журналиста, приглашаю на мою страницу».

Одновременно появилась осуждающая меня яростная статья, подписанная загадочной В. Уваль-Крижановской:

«...Изобилует злобой и яростью и бичует творчество поэта Ирины Маулер».
«Читать умеете, Яков Шаус? Между строк, а не вместо...»
«Что, Шаус, чужое имя покоя не дает, по ночам снится?»
«Зачем, для кого, с какого перепугу мараете руки, господин Шаус? А может быть, это игра такая политическая – по старой репортерской привычке?»
«Не надо своим борзописно-грязным пером касаться...»

В этой апологии указывается, что о Маулер похвально отзывались Анатолий Алексин, Вероника Долина, Эфраим Баух. А на мой довод о том, что строчки из разных стихов барда можно тасовать без ущерба для смысла, дается достойный ответ: Уваль-Крижановская соединяет несколько строк из разных стихотворений Лермонтова.

Я поначалу собрался прокомментировать дубовый язык оппонента. Хотел отметить, что комплиментарные отзывы указанных мэтров из-за своей многочисленности давно девальвированы, как зимбабвийский доллар. Приготовил сильный довод: комбинация из нескольких лермонтовских строчек как раз показывает, что у хорошего поэта каждое слово стоит на своем месте и перемена этих мест превращает текст в глупость.

Но тут меня осенило: нападки на меня Уваль-Крижановской да и нелепый псевдоним слишком напоминают игру в поддавки. Похоже, что пишет неплохой стилизатор, который, с одной стороны, хотел предстать перед Маулер ее защитником, а с другой – соблюсти писательскую невинность подмигиванием в сторону обидчика: «Мужик, ты ж не думаешь, что я эту ересь несу всерьез!»

Независимо от того, насколько близка к реальности моя гипотеза, ясно одно: никто не решается привести конкретные примеры литературного мастерства Маулер. Даже автор предисловия к ее сборнику лукаво объясняет, что умышленно избегает цитирования, дабы читатель сам насладился прелестью стихов.

А вот меня Маулер несправедливо упрекает в «безграмотном изложении»! Я обильно цитирую ее книжечку и ничего не переврал. Этой добросовестностью я всегда гордился и даже лелеял надежду, что кто-нибудь из объектов моего критического внимания отдаст мне должное: «Спасибо, Яков! Как досконально вы проработали мое творчество! Спасибо вам за этот труд и за профессиональные оценки!» Черта с два. Ничего кроме обид и истерик оценки не вызывали.

Бывало, что поэты (режиссеры, художники), мужественно глядя мне в глаза, говорили: «Мне очень важно твое мнение. Но только честно - все, что думаешь». Я честно высказывался. Собеседник отводил взгляд и... в дальнейшем старался со мной не пересекаться.

В любой сфере деятельности профессиональный рост невозможен без обсуждения результатов. Понятно, что люди творческие хрупки, ранимы. Но ведь не до такой степени, чтобы в «русском» Израиле совершенно исчезла объективная критика!

Исчезла. Утонула в провинциальном болоте. И творцы, и критики живут на маленьком пятачке. Никто ни с кем не хочет ссориться. Большинство премьер, выставок, презентаций сопровождаются щедрыми угощениями. Угостившиеся журналисты и их редакторы не решатся опубликовать ничего кроме пошлых восторгов.

Я сам не раз слышал, как собратья по перу уничтожающе отзывались о фильме или спектакле. Через несколько дней появлялись их льстивые рецензии.

Как провинция уничтожает интеллигентность, давно показал Чехов. Люди считающие себя интеллигентами, не сомневаются, что можно врать, лицемерить «во имя дружбы».

С алией 1990-х в Израиль прибыло немало способных людей. Их творческие достижения были далеки от совершенства. Многим требовался жесткий разговор об их слабых местах – те, кто способен к самоанализу, могли бы прибавить в мастерстве. Но их развращали неумеренные похвалы, они начинали верить в свою гениальность. Это путь к деградации.

Провинциальные нравы соединяются в «русской» творческой среде с поведенческим стилем советских начальников. Так, Евгений Арье запрещает приглашать на свои спектакли в «Гешере» журналистов, осмелившихся – не ругать! – не восхищаться его мастерством. Так, наши пиар-агентства требуют, чтобы перед рекламируемыми ими гастролями журналисты публиковали хвалебные статьи о заезжих халтурщиках. Тот, кто обругает мастеров «чеса», впредь билетов (весьма дорогих) не получит.

«Слишком принципиального» критика могут забросать грязью заказных статей. Конечно, отповеди продажных писак убоги: «разнузданная клевета», «неграмотность», «зависть к чужим успехам». Но критик - тоже человек и иногда начинает писать «правильно», чтобы не быть белой вороной.

Надо сказать, что в израильской культуре нет идиллии, но никто не решится отлучить «злого» журналиста от театра или оскорблять его.

Отсутствие критики не только разлагает людей искусства, но и навсегда калечит вкусы потребителей их продукции. Мне приходилось писать о том, как «русские» тратят огромные деньги ради лицезрения живого Домогарова или Куценко, но неспособны оценить тонкие, стильные спектакли «своих» режиссеров.

При нынешнем состоянии русскоязычных СМИ мы не выйдем из культурного паралича. Уже превращаемся в большой израильский Брайтон-Бич.

10 комментариев :

  1. (С меланхолией во взоре и неизжитой до конца горечью в душе: а ведь могла бы с чистой совестью подписаться под каждым словом!)
    Особенно приглянулись следующие перлы:
    «Не надо своим борзописно-грязным пером касаться...»

    "Я обильно цитирую ее книжечку и ничего не переврал. Этой добросовестностью я всегда гордился и даже лелеял надежду, что кто-нибудь из объектов моего критического внимания отдаст мне должное: «Спасибо, Яков! Как досконально вы проработали мое творчество! Спасибо вам за этот труд и за профессиональные оценки!» Черта с два. Ничего кроме обид и истерик оценки не вызывали".

    Нет, употребление будущего времени в "окончательном диагнозе" – по-моему – неоправданный оптимизм.
    Уценённый Брайтон процвёл на сукУ.
    (Почему, Яаков, Вы не опубликуете наболевший крик души и в известном закрытом сообществе? Мне кажется, он был бы там необыкновенно уместен?)

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. ---(Почему, Яаков, Вы не опубликуете наболевший крик души и в известном закрытом сообществе? Мне кажется, он был бы там необыкновенно уместен?)---

      В этом, похоже, суть. В истоках столь профессионально "срубленной" профессиональным журналистом Я. Шаусом "правды" на скромный сборник скромного израильского барда.
      Вроде всё так, ан чувство, что задевает Я. Шауса больше не что, а ГДЕ напечатано. А не надо было печатать ТАМ! Вспоминается статья безвременно ушедшей Е. Толстой "Под сенью дедушек в цвету" (советую открыть). Для нежелающих - цитата: "В чьих же интересах происходит на протяжении четверть века это нашептывание в уши истеблишменту: «Не печатайте их, они плохие, они вас не любят. Печатайте только нас».http://gendelev.org/kontekst/158-elena-tolstaya-pod-senyu-dedushek-v-tsvetu.html
      Увы, всё это продолжается и по сей день. Среди интеллигентного разноса - проглянули "уши" известной своим злословием "школы" ("Внимание: снимаю" Что Вы снимаете, Ирина? Платье?).
      Другая сторона независимого высокого вкуса Я. Шауса восхищенные статьи Я. Шауса в "Вестях" на события под эгидой "патриарха русско-еврейского авангарда" (см. статью "Кто вы, Яков Шаус? И с кем вы?" ( ссылка слишком большая, можно найти по названию в Google) и ряд других. Отсюда и все эти восхваления "бестиариев", которых "насмотрелись" мы в школьных туалетах советских школ, и изобилующие нецензурщиной откровенно слабые стихи "отцов русско-еврейской демократии", и подковерно-телефонное право с халявного "Безека" из любезно предоставленных оффисов состоятельных спонсоров ...

      Удалить
    2. Я не думаю, что люди, трусливо поучающие из-под забора, имеют моральное право кого-то чему-то учить. С анонимами не дискутирую.

      Удалить
  2. один очень известный израильский поэт на вежливую критику своего сочинения ответил бранью со страниц журнала Наш Иерусалим

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо за информацию. Интересно было бы узнать подробности.

      Удалить
  3. Уважаемый Яков! В Израиле, маленькой стране с разными общинами , нет достаточной творческой среды для существования разных оценок и мнений , нет оппонентов, разных творческих течений..К сожалению. Но это факт. Поэтому Ваши критические выступления вызывают такое раздражение ..Я понимаю Вас, человека ,искренне желающего творцам добра, мастерства ..Реакция вызывает обратное действие.. Неприятно это всё..Но..се ля ви..

    ОтветитьУдалить
  4. Отсутствие критики не только разлагает людей искусства, но и навсегда калечит вкусы потребителей их продукции. Мне приходилось писать о том, как «русские» тратят огромные деньги ради лицезрения живого Домогарова или Куценко, но неспособны оценить тонкие, стильные спектакли «своих» режиссеров. - 100%

    ОтветитьУдалить
  5. Вкус и так уже безнадёжно испорчен. Альманахами, где за деньги печатают муть, журналами, куда без протекции не сунешься, хвалебными рецензиями всякой фигни. В результате у читателя нет ни доверия к качеству напечатанного слова, ни желания купить книгу. Слава Богу, что есть электронные книги. Можно зайти, просмотреть, и, если качество устраивает- скачать и читать. Я давно так и делаю...

    ОтветитьУдалить