суббота, 12 октября 2013 г.

Миллион увядших роз

Я понимаю, что навлекаю на себя шквальный огонь безвестных членов клуба «бардовской песни», для которых право подергивать струны и попискивать – единственный шанс приобщиться к элитарному кругу творческих людей. Но не могу молчать...


Увидел в книжном магазине небольшой сборник стихов из серии «Поэтическая библиотека», которую уже 20 лет выпускает московское издательство «Время». На обложке прочитал: Ирина Маулер, «Ближневосточное время». Я пришел в некоторое недоумение. В «Поэтической библиотеке» выходили Давид Самойлов, Генрих Сапгир, Леонид Губанов, Борис Слуцкий, Дмитрий Быков. Насколько я помню, Ирина Маулер не из этого ряда и вообще не столько пишет, сколько поет. Может быть, я отстал от местной литературной жизни и появилась какая-то другая Ирина Маулер, очень крупная поэтесса?

Я погрузился в чтение и сразу понял, что никакие двойники меня не вводят в морок, - это та самая Ирина Маулер и то самое пение. Вот, к примеру, как красиво поется:

Отороченный ивами двор.
Между нами – река горная
И весеннего неба узор.
Ты не думай, что я гордая.

Никуда не бежать, не спешить –
Без тебя, а с тобой – в форточку.
Как легко здесь счастливым быть.
И луна исподлобья морщится.

Или еще:

А, может, просто ты не хочешь.
Нельзя, ты скажешь мне, беги.
Крадется осень, ты хохочешь.
Лист клена делает круги.

А, может, просто ты не хочешь.
Внезапны злоба и участье.
Но даже если ты хохочешь,
Вчерашний грешник ищет счастья.

Читающий мою статью наверняка морщит лоб, пытаясь уловить смысл этих бойких строк. Спешу остановить его и... извиниться. Дело в том, что каждый из этих отрывков я склеил из двух стихотворений! Стало короче, но содержание не пострадало, ибо его не было.

После проделанной операции совесть моя чиста, так как и не оскверненные мною стихи в лучшем случае банальны до оскомины, в худшем – просто невнятны:

Осень, прошу, обо мне обязательно вспомни ты –
Я бы оставить забыла тебя, если б только могла.

Если кто-нибудь истолкует мне две процитированные строчки, я покраснею и признаю себя патологическим злопыхателем.

Давно придуманное мною как рецензентом складывание одного стихотворения из двух – отнюдь не издевательство. Я называю его «тестом Тынянова». Конечно, в данном контексте упоминать имя великого филолога и замечательного писателя – кощунство. Но именно Тынянов ввел в литературоведение понятие «тесноты стихового ряда». Он имел в виду, что поэзию отличает от прозы более сильная спаянность слов, их единственность и незаменимость.

Конечно, это касается настоящей поэзии. Ненастоящая занимается имитацией мыслей и чувств и использует стершиеся от долгого употребления, ничего не выражающие слова. Как в известной школьной игре в вопросы и ответы: цветок? – роза, цвет? – красный, время года? – осень, птица? – соловей. Это опять не шутка, а поэтический лексикон Ирины Маулер!

Буду справедлив, слов у автора книги больше. Но ненамного. Из цветов еще встречаются одуванчики и жасмин, из фруктов и ягод – яблоки и вишни, из насекомых – бабочки и пчелки. Гамма ощущений – как у слепоглухонемых: тепло, нежно, светло. Символ чистоты: белое платье или юбочка с оборками. Символ верности – колечко. Романтические порывы переданы набором для плаксивых гимназисток: крылья, полет, воздушные шарики, а еще корабли, кораблики, иногда – фрегаты. 

Подчеркиваю, этот «словарь полинезийца» бесконечно повторяется на 150 страницах! Пристрастие Ирины Маулер к розам совершенно легитимно, но любимый цветок мелькает на каждой третьей странице. На каждой второй упоминается красный цвет. И это после пугачевского миллиона... Парад банальностей вырывается на географические просторы: Москва – мороз, Париж – Сена, Иерусалим – Б-г.

При таком «наполнении» текстов о форме говорить не приходится. Ямба от хорея и даже от амфибрахия Маулер отличить может. Но обычно стих неряшлив, коряв, неубедительно намекая на склонность автора к верлибру, который, между прочим, скрепляется энергией мысли. Без нее получается так:

Игра в классики,
Внезапная трель зеленого какаду,
Новая правда в бальном платье...
Внимание – снимаю!

Что вы снимаете, Ирина? Платье?!

В этой связи не могу не процитировать упоминавшегося выше Дмитрия Быкова (вообще, когда отравишься пошлыми словами, единственное лекарство – вспомнить приличные стихи):

Зарифмовать и распихать бардак
По клеткам ученических тетрадок –
Единственное средство кое-как
В порядок привести миропорядок.

Переходя к обобщениям, должен кое-что сказать о проникшей в русскую публику как в обостренной, так и в латентной форме болезни под названием «бардовская песня». К этому рою жужжалок не имеют никакого отношения хорошие поэты, которые поют свои стихи. Но тысячи людей убеждены, что при отсутствии поэтического дарования и музыкальных способностей можно стать «бардом». Если такие «творцы» изредка развлекают членов семьи или самых близких друзей – в этом ничего страшного. Но многие, ох, многие рвутся к славе! Они смутно догадываются, что пишут дрянные стишки, но думают, что при бойком бренчании на гитаре «пронесет», что проглотят и такое:

Чтобы радость в дому – всегда,
Чтоб над домом – моя звезда,
Чтоб качал на ветру гамак (с дистрофиком? – Я. Ш.) –
Только так, только, только так.

«Так-так-так! Тра-ля-ля! Динь-динь-дон!» - кто придумал называть этих канареек благородным словом «бард»? А, впрочем, почему бы и нет, если это чириканье московское издательство выпускает в престижной поэтической серии!

Да и нечего кивать на коррумпированную российскую столицу. Наш Союз русскоязычных писателей Израиля (СРПИ) наградил Ирину Маулер премией Давида Самойлова. Москва – это только морозы, а Иерусалим – это Б-г...

5 комментариев :

  1. ***
    Кому сейчас поэзия нужна?
    Когда в почёте грубые подделки,
    гармония становится чужда,
    слова и чувства так обидно мелки…

    Кому нужны души твоей мотивы,
    летящие куда-то за моря,
    Пропали Музы и умолкли Лиры,
    замерзла песнь на дате января*.

    Но остаётся призрачная нить,
    пусть паутинкой тонкой на балконе…
    И хочется стихами говорить
    в последнем вздохе, крике или стоне.

    *28 января умер И.Бродский

    Инна Костяковская, из книги "Философия любви"

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Яша, здравствуйте! Прочитала вашу рецензию и готова подписаться под каждым словом. Хочу обратить ваше внимание на на творчество Инны Костяковской мы с ней друзья по Фейсбуку, и я читаю много ее стихов. Она пишет, как дышит. Мне кажется, ее стихи очень близки читателю. Там есть и мысль, и внутренняя мелодия. Они бы легко легли на музыку. Но... некому заметить. И вообще людей с литературным вкусом немного. Кроме того, настоящим поэтам не хватает ни локтей, ни зубов...К сожалению.. И еще один поэт размещает свои стихи на ФБ - Мстислав Каган. Да, такие люди должны были родиться на сто лет раньше. Обидно за них.
      Поэзия не в моде нынче. Мы с Инной недавно осуждали творчесто Ирины Маулер в чате и пришли к тому же выводу, что и вы.

      Удалить
    2. поэт, ищущий славы в 21 веке - смешон.))))))) а Костяковская банальна,хоть и мелодична. ну и что? бездарный Дементев, песенник, тоже мелодичен.

      Удалить
  2. хочу поднять Ваше настроение,Яков. вот, из тех времён, когда я ещё иногда пародировал больших и малых бардов:

    афульский бард Михаил Лащинский спел как-то
    про Иерусалим:

    "иудейским он был всегда, и останется таковым!"

    - чем и поверг меня в глубокое недоумение. поскольку иудейский - это категория религии, то Иерусалим, вообще-то - город трех религий. в общем, жажда исторической точности привела меня к написанию данной пародии.

    я культурою не богат,
    знаю мало... и леший с ним!
    но зато я - афульский бард,
    и пребуду я таковым!

    что мне Штаты, и что Перу,
    да Канады мыс Оклахом -
    не знаком я - ей-ей, не вру -
    с перуанским их языком!

    что мне лондонский Нотр-Дам,
    и парижский большой Бродвей,
    если я покоряю дам
    бодрым звоном струны своей!

    что мне финский Мадагаскар,
    да эстонский город Мадрид?
    обретаю я свой загар
    только там, где звучит иврит!

    если уж мужик патриёт,
    синагогу видит во сне -
    ну, зачем марокканский лёд?
    на хрена африканский снег?

    ни к чему мне казахский Рейн,
    ни к чему мне иранский Рим...
    буду я до скончанья дней
    иудейский петь Ерусалим!

    только раз повстречался мне
    Туркин - язва и книжный червь,
    и сказал он наедине,
    растревожив мне дух и нерв:

    "пой, Мишаня, про всё, как хошь,
    услаждай свою паству в дым...
    коль полжизни таким живёшь -
    то останешься таковым!"

    Сергей Туркин

    ОтветитьУдалить
  3. а это - моя пародия на весьма талантливую бардессу. но на этих стихах она "поплыла":

    “Пусть это будет маленькая ложь,
    Придуманная слабому во благо.
    Пусть это будет маленькое благо,
    Приобретенное за грош.
    Что есть цена как не тревожный знак
    Чужих попыток неповиновенья,
    Что есть она, как не пустое мненье,
    Поддержанное ценностью бумаг…

    Пусть это будет маленькая блажь
    В стремленьи разделить себя на части,
    Пусть это будет маленькое счастье,
    Последний шаг, очередной вояж,
    Пусть это будет маленькой ценой
    За то, что я всегда всему виной…"

    Фаина Садко

    МОЙ МАЛЕНЬКИЙ КАПРИЗ

    пусть это будет маленький каприз,
    придуманный убогому во благо...
    пусть это будет блажь, как чьё-то благо,
    чтоб слабому благотворить на бис...
    что есть невроз, как не случайный знак
    попыток сладкого повиновенья?
    что есть психоз, как не чужое мненье,
    сведённое в диагнозы бумаг?

    пусть это будет творческий экстаз,
    на грани бреда и шизофрении,
    пусть это будет чушь глосолаллии,
    последний всплеск - и смысл в словах угас...
    пусть это будет платой и ценой
    за то, что я стихи мечу икрой!

    ...я критику приму, но лишь тогда,
    когда в морях начнёт пылать вода...

    Сергей Туркин

    ОтветитьУдалить