понедельник, 28 ноября 2016 г.

Сад жизни в Холоне

17 декабря в Холоне, в «Бейт Меиров» открывается выставка «Тропы. Сад Жизни». В ней участвуют Сергей Буньков, Тэнно Пент Соостер, Саша Галицкий. Куратор – Моше Кедем.

Все три художника получили образование в бывшем СССР, прибыли в Израиль с «большой алией». Тот, кто незнаком с их творчеством, уже по названию выставки догадается, что увидит работы мыслящих людей, которые не «срисовывают», а передают свой взгляд на мир. Я люблю поговорить с этими неординарными личностями, послушать высказывания художников о себе, о своем творчестве и вообще об искусстве.

                                           Буньков, "Без названия"

- Вы можете объяснить название вашей выставки?

Сергей Буньков: - Тропы, сад – это, конечно, метафоры. Мы не реалисты, как классики XIX века, все-таки живем на двести лет позже. На наших картинах - концепция бытия.
«Тропы» - это наш Путь в этом мире. На этом Пути мы – три художника – встретились. «Сад» - это неисчерпаемое разнообразие мироздания. Я передаю его в сложных композициях, коллажах, Тэнно – через пристальное вглядывание в каждое, даже самое маленькое творение Творца - насекомых, птиц, зверушек, Саша – яркостью красок. Наш мудрый куратор Моше Кедем в предисловии к каталогу выставки предлагает свою философскую интерпретацию замысла экспозиции, ссылаясь на Тору, «Экклезиаст», Вольтера!
 А вообще изобразительное искусство потому так называется, что высказывает всё прямым языком пластических образов, литературные объяснения тут совсем не обязательны.

- А почему именно вы трое объединились? Вы обладаете какими-то общими или взаимодополняющими чертами?

Сергей Буньков: - Попытаюсь скромно сформулировать: на выставке в Холоне зрители увидят сообщество чего-то стОящих художников. Мы не антагонисты – упаси Бог, но не похожи друг на друга. К сакральному числу «три» нас тоже привела какая-та эволюционная тропа. Сначала мы творили в стране исхода и в Израиле каждый сам по себе. Год назад мы с Тэнно устроили общую выставку в Хайфе – тогда и родилось название «Тропы». Саша Галицкий добавил новые грани в наше содружество.

Тэнно Соостер: - У Саши мощный цвет – это экспрессионизм, в чем-то близкий Мунку.

                         
                                         Соостер, "Альбатрос с ключами"

Саша Галицкий: - Мне близок подход моих друзей Сергея и Тэнно к решению «проблемы «русских» художников в Израиле», а именно: взять судьбу в свои руки и вместе соорудить целую выставку. Я думаю, что все мы тяготеем более к графическим и скульптурным формам, нежели к «чистой живописи».

Т. С. : - Продолжая мысль Саши, хочу сказать, что мне не нравится сосредоточенность в Тель-Авиве всей художественной жизни – как и литературной, театральной и пр. Давно назрела децентрализация. Чем Холон не подходит для выставок художников!

С. Б. : -  Раньше Холон был центром дизайна – здесь открыли Музей дизайна. Пора расширять эстетический кругозор горожан. В городе проводятся театральные фестивали, надо перенести сюда выставки современных художников. Обстановка в Холоне очень способствует развитию искусств. Эту тенденцию поощряет мэр города Моти Сасон.


                                        
                                Саша Галицкий, Тэнно Соостер, Сергей Буньков
                                          
- Как вам видится выставка «Тропы. Сад Жизни»?

С. Б. : - Нам отдали городской выставочный зал: там разместятся около ста наших работ. Это приятно!

Т. С. : Раньше мы сами развешивали свои картины. В Холоне это делается без нас. Мне не терпится увидеть, как это будет выглядеть. Тут можно провести отдаленную параллель с кино. Идут съемки, актеры стараются получше сыграть каждый эпизод, оператор выбирает самые выразительные ракурсы. Но никто не представляет, что возникнет на экране, пока режиссер не смонтирует фильм.

С. Г.: - Я доверяю нашему замечательному куратору Моше Кедему. Он «смонтирует» экспозицию. Очень интересно, что у него получится!



                                                       
                                        Галицкий, "Время пролетело"

Выставка в Холоне проводится после того как было отмечено 25-летие «большой алии». Благодаря ей в Израиль репатриировалось огромное количество художников. По-разному они реализовали себя в Израиле. Помню яростные дискуссии начала 1990-х, спровоцированные статьей Михаила Гробмана «Цветочки в баночках». Известный израильский художник, один из лидеров послевоенного советского андеграунда, напомнил новоприбывшим коллегам, что хорошая академическая школа – это только фундамент, на котором каждый должен выстроить собственное творчество, пользуясь своим эстетическим кодом. Многие агрессивно возражали, кто-то по сей день не хочет согласиться с тем, что язык искусства меняется, обогащается. Кто-то знал это уже по дороге в Израиль.

Кое-что на этот счет мог бы поведать остроумный рассказчик Сергей Буньков. Сразу после репатриации обласканный городскими властями, он устроил свою выставку в матнасе по месту жительства. На нее пришли братья по алие. Видимо, они предпочитали Шишкина и Поленова – язык коллажа, художественных цитат был им непонятен. Но особо напугал их вписанный в одну из композиций портрет одухотворенного мужчины с длинными волосами, бородой и крестом на груди. А тут еще художник на открытии выставки продекламировал свои эпатажные стихи! Привыкнув реагировать на «чуждые явления», люди побежали доложить в муниципалитет: «Вывесили тут картинки какого-то Бунькова, который Христа изображает!». Чиновники мэрии тоже не знали, что художник в коллаже использовал не икону, а «Автопортрет» Дюрера. «На всякий случай» выставку закрыли...

С тех пор много воды утекло. Изменились художники-репатрианты. А потенциальные посетители их выставок насмотрелись самых разных художников в Израиле, поездили по Европе, погуляли по музеям, увидели и Дюрера, и Кандинского, и Дали. Не знаю, насколько им понравится выставка «Тропы. Сад Жизни», но полагаю, что жалобы писать не будут.

Напомню: открытие выставки 17 декабря в 11.00 в «Бейт Меиров», ул. Харцфельд, 31.

Комментариев нет :

Отправить комментарий