вторник, 22 ноября 2016 г.

Либерман, который живет на сцене

Заявление израильского министра обороны о том, что на территориях надо строить только в крупнейших поселенческих анклавах, вызвало массу комменатариев, но никто не воспринял эти слова как искренние и серьезные! Чем вызвано такое отношение к лидеру НДИ, высокопоставленному государственному деятелю?


Левее стенки, которая справа

Авигдор Либерман стал одним из израильских политиков, чересчур возбудившихся после победы Дональда Трампа на президентских выборах в США. Министр обороны сразу заявил, что Израиль должен договориться с новым американским руководством о продолжении строительства за «зеленой чертой» только в пределах крупнейших поселенческих блоков. Это высказывание вызвало бурную реакцию.

Левые никогда не прислушивались к Либерману. С их точки зрения, любое строительство на «оккупированных» территориях незаконно. На эту тему вообще не желают говорить арабские депутаты кнессета, иначе как фашистом Либермана не называющие. Но Ципи Ливни, примкнувшая с химерической партией Ха-Тнуа к Аводе, на всякий случай выступает не в унисон с ее лидерами. Она отметила, что нынешнее заявление министра обороны соответствует ее давно определившейся позиции: надо прекратить строительство в разрозненных поселениях ради спасения крупнейших поселенческих массивов (непонятно только, почему надо спасать то, что пока находится под нашим контролем...). Председатель Еш Атид Яир Лапид одобрительно сказал, что выступление Либермана – единственный трезвый голос в коалиции.

Зато правый лагерь (конечно, за исключением НДИ, где любые крутые развороты лидера вызывают синхронные телодвижения партийцев) встал на дыбы. Поселенцы обвиняют министра обороны в предательстве. По мнению министра культуры Мири Регев (Ликуд), заявление Либермана противоречит воле избирателей. Заместитель министра иностранных дел Ципи Хотобели квалифицировала декларацию Либермана как «дипломатическую диверсию», которая подрывает позиции законной власти, наносит ущерб долгосрочным интересам Израиля и осложняет его отношения с новой вашингтонской администрацией.

Либерман объясняет: «Я был и остаюсь правым прагматиком. Конечно, лучше было бы строить на всей территории Иудеи и Самарии, но что толку в лозунгах, если они не расширяют строительства?».

Еврейский дом презрительно отмахнулся: «Либерман – болтун. Лучше бы он занимался обещанной ликвидацией Исмаила Хании, чем созданием палестинского государства на шоссе номер шесть».

Интереснее всего – ответ, полученный из окружения нового президента США. Там выразили недоумение по поводу того, что Либерман «обходит Трампа слева»!

Чем объяснить неожиданный отказ лидера НДИ от его традиционной позиции? Оценивая заявление министра обороны, следует вспомнить, что в нем нет ничего оригинального. Сам Либерман соотносит его с известным письмом Буша-младшего премьер-министру Шарону в 2004 году. В нем президент США для стимулирования переговорного процесса признал, что после Осло на территориях произошли необратимые демографические изменения и по этой причине крупнейшие поселенческие блоки в случае подписания мирного договора с ПА должны остаться под юрисдикцией Израиля. Так же трактовал этот вопрос преемник Шарона Ольмерт, называвший усиление главных поселенческих массивов «консолидацией».

Надо сказать, что в США письмо Буша не считают аналогом декларации Бальфура – обязательством супердержавы, которое должно материализоваться в судьбоносных политических решениях. Барак Обама практически не упоминал этот документ. С момента опубликования декларации Бальфура прошло 99 лет. Какая супердержава может гарантировать другой стране изменение ее территории в эпоху ООН?..

Ясно одно: согласие израильского политика на определенные территориальные уступки в пользу ПА означает его приверженность «духу Осло» - даже если этот политик не считает Абу-Мазена партнером и требует уничтожения режима ХАМАСа в Газе.

Правая идеология и «правый прагматизм»

Ознаменовало ли выступление Либермана наступление момента истины для национального лагеря?

Когда-то всех правых в Израиле объединяла приверженность идеологии неделимой Эрец-Исраэль. Правда, после 1948 года подразумевались уже не оба берега Иордана, а границы Израиля, установленные после его военных конфликтов с арабскими соседями. Это представление было поколеблено Бегиным, который в Кэмп-Дэвиде согласился вернуть Египту Синай и с течением времени предоставить палестинским арабам самоуправление. Это самоуправление они получили согласно Норвежским соглашениям. В 1993 году большинство сторонников национального лагеря отказывались смириться с тем, что за созданием Палестинской автономии последуют постепенное возвращение ей контролируемых Израилем территорий и создание палестинского государства.

В головах правых политиков создалось, говоря словами Оруэлла, двоемыслие. Более обидно это называется раздвоением личности.

С одной стороны, лидер национального лагеря Нетаниягу продолжил мирный процесс, отдал Арафату Хеврон, а в Уай Плантейшн согласился уступить ПА еще 13% территорий (к счастью этот пункт так и остался на бумаге). Потом «ультраправый» Шарон ушел из Ликуда и демонтировал поселения в секторе Газы. Ведущие деятели Ликуда как-то вяло противились этому – шумно протестовали только сторонники Либермана. Но и отшатнувшийся в последний момент от Шарона Нетаниягу в конце концов во всеуслышание заявил, что выступает за создание двух государств для двух народов.

С другой стороны, по сей день депутаты от правых партий продолжают клеймить левых. На последних выборах в кнессет Ликуд с трудом обошел Сионистский лагерь, убедив избирателей в том, что только Нетаниягу обеспечит безопасность страны. Тем не менее в Ликуде странная ситуация. Глава партии постоянно уверяет весь мир, что готов к переговорам с ПА. Часть парламентской фракции Ликуда его поддерживает, а часть громко выступает против любых новых территориальных уступок. В правом лагере только Еврейский дом прямо и однозначно заявляет, что нельзя допускать создания палестинского государства. Это не мешает ему находиться в правительстве Нетаниягу.

Невозможно понять, как правые представляют себе будущее еврейского государства. Нетаниягу уже много лет демонстрирует феноменальное мастерство политического канатоходца: он обещает Вашингтону возобновить переговоры с ПА, переговоров не ведет, при этом не ссорится с Абу-Мазеном, борется с террором, даже чуть-чуть строит в поселениях. Допустим, ему еще долго удастся так балансировать. Но пока он ходит по проволоке, правые, надеющиеся, что Биби «защитит интересы Израиля», не могут ответить на два вопроса: куда деть палестинских арабов и что будет с поселениями?

В интифаде уже участвуют подростки – эти юные фанатики, как и их духовные наставники, не мыслят себе ухода из своих городов и деревень.

В спорах о строительстве на территориях много лицемерия. Если мы только расширяем существующие поселения, если сносим «незаконные форпосты», то тем самым признаем, что в будущем придется подписать соглашение с ПА и в границах Израиля останутся в лучшем случае крупнейшие поселенческие блоки. Не аморально ли говорить, что евреи вправе селиться где хотят, если в обозримом будущем этих евреев может постигнуть судьба жителей Ямита и Гуш-Катифа?

Почему же критикуют Либермана, который вроде отказался от лицемерия и прямо сказал, что строить надо только в больших поселенческих массивах?

«Избегать пустых лозунгов» - после долгого жонглирования ими...

Как заявила пресс-служба НДИ: «На реальность нужно смотреть трезво, избегая пустых лозунгов. В последние четыре года мы не сумели добиться активного развития поселенческой деятельности в первую очередь из-за отсутствия координации с США».

«Избегать пустых лозунгов» - это хороший совет. Но проблема Либермана – в том, что именно жонглирование броскими лозунгами стало его «ноу-хау» с момента выхода на политическую арену! Причем меньше всего он считался с позицией США. Именно поэтому внезапное пробуждение прагматизма и надежд на Америку у 58-летнего политика ни у кого не вызывает доверия.

С тех пор как в 1990-е Либерман покинул административную работу в Ликуде и создал свою партию, главной задачей ее пропагандистского аппарата стало придумывание эффектных рекламных высказываний и лозунгов для своего босса. «Железный кулак в бархатной перчатке»; «Правее меня только стенка»; «Разбомбим Асуан-Тегеран!» - всё это запоминалось надолго, но больше способствовало созданию эдакого молодецкого имиджа, нежели репутации прагматика. Обилие громких слов противоречило гордому утверждению: «У Либермана слово - это слово». Вместо того, чтобы обращать внимание на проблемы избирателей, глава НДИ стремился любыми способами обратить внимание избирателей на себя.

Набор «пустых лозунгов» превратился просто в поток площадной брани, когда, оставшись после выборов в кнессет 2015 года вне правительства, Либерман изощрялся в обидных ярлыках для премьер-министра. Вопреки реламному слогану о том, что у него слово – это слово, он моментально взял назад все нелестные слова о Нетаниягу, как только получил должность министра обороны. Заодно перестал ругать Абу-Мазена и грозить ликвидацией Исмаилу Хание.

Принимать всерьез сегодняшнее предложение Либермана о стратегии поселенчества мешает количество лозунгов, выдвигавшихся им в области израильско-палестинских отношений. В начале 1990-х он заявлял, что верен принципам Жаботинского. После победы Нетаниягу на выборах премьер-министра в 1996-м году Либерман стал верен его политике продолжения курса Осло. Рассорившись с Нетаниягу, он сначала рекламировал идею кантонизации ПА, затем объявил, что домом палестинских арабов должна быть Иордания. В конце концов Либерман пришел к плану обмена территориями и населением между Израилем и арабами, что предполагало создание палестинского государства. Этот его лозунг звучал перед последними выборами в кнессет. Теперь, спустя всего полтора года, Либерман рекомендует новому президенту США оставить за Израилем крупнейшие поселенческие блоки. В Вашингтоне тактично умалчивают о том, что в бытность главой МИДа он выступал за переориентацию израильской внешней политики на российское направление.

Считать нынешнюю позицию министра обороны прагматизмом отказывается прежде всего правый лагерь. Он с 1993 года хранит надежду на то, что в какой-то момент процесс территориальных уступок со стороны Израиля остановится и окончательные границы еврейского государства будут значительно шире, чем перед Шестидневной войной. Так, Беннет предлагает аннексировать «зону С», пока находящуюся под совместным контролем руководства автономии и израильской армии.

В любом случае нет ничего менее прагматичного, чем при продолжающемся противостоянии с ПА, на фоне «интифады ножей» называть - сразу и громко - максимальные уступки Израиля при заключении соглашения с Абу-Мазеном! Так не ведут переговоры – особенно на Ближнем Востоке.

Особенно неразумно спешить с категорическими заявлениями до официального вступления в должность Трампа. Во-первых, надежды на то, что новый президент окажется гораздо более добрым к Израилю, чем его предшественники, могут развеяться из-за суровой геополитической реальности. Во-вторых, как уже предупреждают в команде Трампа, не надо заранее связывать ему руки израильскими предложениями без предварительного согласования. А вдруг он предложит нам больше, чем мы представляем? На это намекнул один из приближенных Трампа: после выступления Либермана о строительстве в поселениях он сказал, что какой бы дружественной ни была американская администрация, она не сможет быть тверже по отношению к ПА, чем правительство Израиля!

Нетаниягу уже вынужденно объявил о запрете на контакты членов правительства с лагерем Трампа. Но что делать, если только в ту сторону заглядываются честолюбивые израильские политики, надеющиеся понравиться новому хозяину Белого дома?

Ставка больше, чем лояльность боссу?..

Естественно, нет недостатка в желающих найти причины очередных политических пируэтов Либермана. Одни говорят: «Да он только на словах казался крутым, а на самом деле всегда был левым!» Другие считают, что председатель НДИ пришел в себя после неудачи его партии на выборах в кнессет и опять ищет трамплин для прыжка в кресло премьер-министра. Третьи напоминают, как в свое время полевел «экстремист» Шарон, который ради закрытия дела против его сына решился на «размежевание». Они предполагают, что и Либерману известно об очередных неприятностях, которые готовит ему прокуратура, и он решил задобрить нашу левую юстицию.

Говорить о левизне Либермана несправедливо. Его биография связана с национальным лагерем, и нет оснований считать притворством, лицемерием позицию, которую он занимал десятки лет.

В кабинеты следователей автор этих строк не вхож. Похоже, что затягивание выводов по «делу НДИ» было связано с тем, что прокуратура надеялась накопать компромат на главу партии. Тем не менее уже объявлено, что перед судом предстанут 17 фигурантов этого дела, а к Либерману претензий нет. Таким образом, израильскую Фемиду ему задабривать ни к чему.
Наиболее убедительна версия о том, что усиливающийся прагматизм Либермана связан с его политическими планами.

Наверняка, ведя переговоры с Нетаниягу о получении портфеля министра обороны, Либерман дал обязательство о корректном поведении по отношению к премьер-министру. Но кто может вспомнить примеры «усидчивости» Либермана в коалиции? Будучи членом правящего кабинета, он всегда перед выборами объявлял о «разногласиях» с главой правительства, чтобы набрать очки. Возможно, после смены власти в США у Либермана могли появиться соображения, перевешивающие обязательства о лояльности патрону. В Трампе (вернее в созданном старании СМИ его имидже) он мог впервые увидеть американского президента, с которым у него есть кое-какие общие черты. Соответственно, с ним он может связывать мечты, явно угасшие в марте 2015 года.

Либерман прекрасно понимает, что пост министра обороны он получил благодаря крайнему дефициту мандатов в коалиции Биби. Сейчас он возглавляет фракцию из пяти депутатов. Чтобы следующие выборы стали для него судьбоносными, ему надо значительно расширить свой электорат. «Прагматизм» – это шанс привлечь избирателей, не говорящих по-русски. (В прошлом Либерман уже объявлял себя перед выборами центристом).

Еще более вероятны расчеты Либермана на создание сильного избирательного блока. Перед последними выборами в кнессет один из авторитетных деятелей НДИ признал, что партия вела переговоры о создании общего списка с Еш атид и Кулану. С тех пор рейтинг Кахлона безнадежно упал. Зато Лапиду прогнозы сулят новый электоральный успех. Помятуя об эффективности своего тандема в Беннетом, он может согласиться на союз с Либерманом – при условии, что тот станет солидней и не отпугнет его либеральных избирателей. А уж Либерман готов на любые политические комбинации – лишь бы опять занять один из главных постов в правительстве и сохранить свою «программу-максимум»...

Комментариев нет :

Отправить комментарий