среда, 26 февраля 2020 г.

Давайте думать! Все мы виноваты...

Завершается избирательная кампания – третья в течение года! То, что две крупнейшие партии со своими союзниками не могут получить большинства в кнессете – это внешнее выражение политического тупика. Его глубинная причина состоит в том, что наше общество омещанилось, живет по инерции, а израильтяне разучились думать.



Факты фактам рознь

Перед тем как сделать судьбоносный выбор, люди почему-то не задаются вопросом: зачем они голосуют, чего они хотят от новой власти? Израильтяне оперируют замшелыми штампами: правые – сионисты и патриоты, они защитят страну; левые думают только о том, как отдать террористам Землю Израиля; правые укрепляют экономику и к тому же демократы, левые же намерены отбросить Израиль к временам социализма, Гистадрута, однопартийной системы. Особо восприимчивы к таким клише выходцы из бывшего СССР – видимо, потому что привыкли к примитивной дихотомии, противопоставлению «классово близких» и «классово чуждых», абсолютной истины и коварных вымыслов вражеской пропаганды. Порождением этого убогого мышления является и потребность в создании культа вождя. Правые с пеной у рта доказывают, что их лидер - гений и его некем заменить. Левые иронизируют над этим, забывая, как они боготворили необразованного, недалекого предводителя и требовали изучения его «наследия» только на том основании, что он стал жертвой покушения.

Я устал от обращений ко мне в ФБ: «Хватит критиковать! Ты лучше скажи, за кого голосовать!» Многие из вопрошающих когда-то хорошо учились - почему сейчас они просят «подсказок»? Эти люди живут в Израиле столько же, сколько и я, а иногда и дольше, и располагают той же информацией о нашей стране и нашей политике. Я предлагаю им напрячь свои еврейские мозги, подключить память (или заменяющий ее Интернет) и подумать о простых фактах.

Конечно, факты фактам рознь. Если речь идет об идеологии партии, то надо разобраться, насколько ее деятельность соответствует лозунгам. Небольшие тактические отклонения от главной линии не принципиальны, а вот крутой политический разворот, сопровождаемый враньем, обманом избирателей – это уже информация к размышлению. Точно так же, говоря о личности лидера, можно не обращать внимания на его мелкие человеческие слабости, но нельзя игнорировать те индивидуальные недостатки политика, которые отражаются на жизни страны.





Я знаю, что многим не нравится, когда их заставляют думать. Не сомневаюсь, что меня обвинят и в поддержке левых, и в подыгрывании правым, и особенно – в личной ненависти к Вождю. Но все-таки поделюсь некоторыми соображениями. А если кто-то и нагрубит мне, то я привык к совковому хамству.

Миф о правых и левых

Давайте сначала задумаемся о правых и левых. Ведь у Нетаниягу главные аргументы против политических противников: «Либерман – левый»; «Кахоль-Лаван – это объединение левых сил»; «Ганц создаст левое правительство при поддержке арабского списка, который солидаризуется с террористами».

Премьер-министр превратил слово «левый» в синоним «предателя». Бесполезно напоминать закусившему удила политику, кто возрождал еврейское государство, кто зачитывал в 1948 году Декларацию Независимости, кто выигрывал все войны Израиля. Выходцы из бывшего СССР помнят про борьбу с "врагами народа", но в Израиле некоторые из них усвоили аналог этой "классификации" соотечественников.

Понятия «левый» и «правый» в Израиле давно изменились. Когда-то, в 1920-е – 1930-е годы, считалось, что правые - за жесткую политику в отношении палестинских арабов, а левые придерживаются принципа «авлага» - сдержанности.

После провозглашения государства и прихода к власти Мапая левые склонялись к социалистической модели в экономике и политике. Что касается отношения к арабам, то левые лидеры отнюдь не демонстрировали «мягкотелости»: они беспощадно боролись с террором, победили в Шестидневной войне, войне Судного дня.

Первый мирный договор с арабской страной заключил как раз правый премьер Бегин в Кэмп-Дэвиде в 1979 году. Он вернул Египту весь Синайский полуостров, признав тем самым занятые Израилем в 1967 году территории оккупированными и, соответственно, подлежащими возврату – это полностью соответствовало известным резолюциям ООН... При таком подходе Бегин не мог возражать против внесения в текст израильско-египетского договора пункта о "пре­дос­тав­ле­нии ог­ра­ни­чен­но­го са­мо­управ­ле­ния па­ле­стин­цам Западного бе­ре­га реки Иор­дан и сек­то­ра Га­за при со­хра­не­нии юрис­дик­ции Из­раи­ля над эти­ми рай­она­ми и ус­та­нов­ле­нии 5-лет­не­го пе­ре­ход­но­го пе­рио­да до за­вер­ше­ния пе­ре­го­во­ров об окон­ча­тель­ном уре­гу­ли­ро­ва­нии па­ле­стин­ской про­бле­мы на ба­зе ре­зо­лю­ций № 242 и 338 Со­ве­та Безо­пас­но­сти ООН"...

Так что, Рабин и Перес в 1993 году выполняли обязательства Бегина. Любой другой израильский лидер встал бы перед необходимостью признать договор, подписанный его предшественниками. Но «перестроившаяся» правая пропаганда начала изображать мирный процесс как капитуляцию, а Ликуд - как единственный оплот сионизма. Тем не менее Нетаниягу после победы на выборах 1996 года обнялся с Арафатом, назвал его другом и продолжил процесс территориальных уступок: вывел ЦАХАЛ из Хеврона, а в Уай плантейшн согласился отдать ПА 13% территорий.

Прежняя ликудовская антиарабская риторика сохранялась, но на деле Ликуд и Авода занимали в отношении мирного процесса одинаково прагматичную позицию. Не удивительно, что в 1999 году Нетаниягу проиграл выборы левому Бараку, а «правый экстремист» Шарон в 2005 году решился на уход из сектора Газы.

Нетаниягу, будучи умелым манипулятором, перед каждыми выборами начинает запугивать общество террором и предательскими намерениями левых. На самом деле он в некоторых отношениях стал левее Аводы образца 1990-х годов! Рабин после Осло не говорил о палестинском государстве. Перес после гибели Рабина не предпринимал новых территориальных уступок. Нетаниягу в правительстве Шарона спокойно проголосовал за уход из Газы, а чуть позже провозгласил лозунг двух государств для двух народов. Он подписывает соглашения с террористами из Газы, до чего никогда не докатывались левые!

«Сделка века» – это крушение ликудовской идеологии неделимой Эрец-Исраэль. Когда-то Нетаниягу писал в своей книге «Место под солнцем», что между Иорданом и Средиземным морем нет места для еще одного государства. Трамп признал право Израиля на сохранение 30% территорий, остальное – это место для палестинского государства! Но и такой «компромисс» повисает в воздухе без согласия арабской стороны, которая подписывала соглашения Бегина и Рабина. Вашингтонская администрация сама пояснила: Трамп предложил только контуры плана, а его осуществление потребует переговоров, которые могут затянуться надолго. В связи с этим ООН уже высказалась за создание двух государств для двух народов на основе диалога. США сразу согласились с этим...

Нетаниягу пытается мифологизировать «сделку века». Он уже заранее пророчит, что Ганц в случае прихода к власти откажется от этого «исторического решения». Очень похоже на то, как левые придумали миф о «наследии Рабина» и обвиняли национальный лагерь в забвении «дела мира»! В обоих случаях – пустословие о чисто декларативных решениях, которые не приносят Израилю ни пользы, ни мира.

Сегодня только крайне левый МЕРЕЦ верит в возможность немедленного достижения мира при отказе Израиля от всех «оккупированных» территорий. Но не намного реальней мечты религиозно-сионистских партий о сохранении этих территорий - на фоне восхваления премьер-министром
великой «сделки века».

Раньше самым правым называл себя Либерман. Но, начав получать высшие посты, глава НДИ превратился в прагматика: придумал для потенциальных террористов из ПА «план кнута и пряника» (то есть наказаний и... поощрений!) и даже порывался (при поддержке Нетаниягу) расширить границы Калькилии.

Короче говоря, и правые и левые давно согласны с перспективой территориальных уступок палестинским арабам и окончательного размежевания с ними.





Кто мечтает о возрождении социализма?

Пропаганда Ликуда запугивает избирателей тем, что при смене власти страна вернется в эпоху израильского социализма. Это глупость, причем многогранная!

Во-первых, израильский социализм – продукт определенных исторических условий. На грани XIX и XX веков в пустынную Палестину прибывали в основном бедняки из восточноевропейских местечек. Естественно, они не могли создать рыночную экономику и выживали благодаря кооперации. Эта ситуация сохранялась и в первые десятилетия после появления государства. Госпредприятия, профсоюзы играли поначалу отнюдь не реакционную роль, обеспечивая граждан страны – особенно новых репатриантов – работой и минимальными социальными гарантиями.

Во-вторых, даже в тот период в Израиле существовал капиталистический сектор. В отличие от СССР, в еврейском государстве не было уголовной статьи «частное предпринимательство».

В-третьих, сегодня среди членов Аводы и МЕРЕЦа больше обеспеченных и богатых людей, чем в рядах Ликуда, который со времен Бегина опирается на поддержку социально слабых израильтян.

В-четвертых, правительства Ликуда занимаются тем самым централизованным распределением материальных ценностей, которое всегда характеризовало страны коммунистической системы. Распределение госбюджета напоминает раздел туши белого медведя эскимосами. Деньги на образование, строительство, социальную поддержку Вождь раздает сначала друзьям - ультраортодоксальным партиям и их электорату, а оставшиеся суммы идут на «нужды страны», точнее – на нужды большинства израильтян...




Сегодня в Израиле нет политиков (кроме коммунистов из ХАДАШ), мечтающих о возвращении к бедности и уравниловке 1950-х - 1960-х годов. Пропаганда Ликуда приводит только один аргумент, подтверждающий «угрозу реставрации социализма»: Кахоль-Лаван поставил на высокое место в своем избирательном списке бывшего председателя Гистадрута Ави Нисенкорна. Но известно, что в наше время руководители Гистадрута – это не рабочие вожаки, а лучшие друзья владельцев крупных концернов. В отличие от Амира Переца, Нисенкорн не проводил всеобщих забастовок, так как прекрасно договаривался с премьер-министром Нетаниягу. Если уж говорить о кадровой политике, то неужели Нетаниягу руководствовался идеологическими и рыночными соображениями, когда назначал своим министром финансов сначала выходца из «Шалом ахшав» Юваля Штайница, а затем популиста Моше Кахлона? Обещание последнего снизить цены – порождение типично социалистического мышления!

В общем, и в сфере безопасности, и в экономике давно стерлась разница между израильскими правыми и левыми. Но многие ли избиратели способны сформулировать разницу между капитализмом и социализмом или вспомнить историю израильско-арабских отношений? Что греха таить, сегодня итоги выборов определит борьба между теми, кто считает Нетаниягу гением, и теми, кто страстно желают его ниспровержения.

О гениальности и роли личности в истории

У Нетаниягу практически исчезли сторонники - их заменили обожатели. Это люди, которые не верят, что у их кумира есть недостатки, а если и допускают наличие у него некоторых слабостей, то пылко восклицают: «Недостатки есть у каждого, но ни один израильский политик не обладает и долей достоинств Нетаниягу! Политиков такого масштаба у нас больше нет. Он единственный спасает страну от попыток ее уничтожить. Благодаря ему у нас сильная, стабильная экономика. Нетаниягу – великий оратор и гений дипломатии. Лидеры ведущих держав уважают его и благодаря ему считаются с Израилем».

Невозможно оспаривать тот факт, что Нетаниягу обладает разнообразными талантами. Но синонимический ряд: «талантливый», «способный», «одаренный», «яркий» - не включает в себя эпитет «гениальный». Это качества разного порядка.

Да, Нетаниягу прекрасно образован, его отличают подлинная культура и широкая эрудиция. Он хорошо разбирается в экономике. Он отличный оратор, он многого добился во внешней политике. Те, кто голосует за Нетаниягу, имеют все основания делать такой выбор. Те, кто считает, что можно управлять страной лучше, рискнут и дадут шанс противоположному лагерю.

Я предлагаю трезвей оценить личные качества и достижения Нетаниягу не для его непременной компрометации перед выборами, а для того, чтобы «русские» избиратели оценивали ВСЕХ политических лидеров без эмоций, штампов – только на основании фактов. А уж потом пусть решают, за кого голосовать. На беду Нетаниягу, он четыре каденции занимал пост премьер-министра, всегда был на виду и поэтому его карьеру можно разложить по полочкам. О его конкурентах известно гораздо меньше – и судить труднее. Ничего не поделаешь: на Западе тоже спорят о Трампе, Джонсоне, Меркель, Макроне, а не о второстепенных деятелях.

Когда Нетаниягу называют гением, это провинциальное отсутствие представления о действительно великих личностях. Гений – это человек, опередивший время, выдвинувший новые идеи, оставивший после себя огромные свершения и всеми цитируемые высказывания. Нетаниягу не предложил не только глобальных идей, но даже новой стратегии развития еврейского государства. Лучшее, что он говорит, это грамотное изложение известных истин. При этом Нетаниягу часто повторяется и не менее часто меняет свои установки. Его речи красивы, но кто-нибудь их помнит? Он написал несколько книг – кто-то ссылается на его мысли в Израиле, а тем более в мире?

В статье «Мастер слова» я писал о том, что Нетаниягу часто нарушает собственные обязательства – особенно в принципиальных вопросах, а также о том, что уже на первых своих выборах в 1996 году он надул «русскую» алию, посулив ей «Программу Брановера» и затем свернув ее.

Нетаниягу был хорошим, но не гениальным премьер-министром. При нем Израиль добился отличных экономических показателей. У нас очень высокая доля ВВП на душу населения. Но это средние цифры! Нетаниягу преуспевает в макро-экономике. Выигрывают от этих успехов прежде всего два десятка богатейших семей Израиля. Простой израильтянин, живущий в микро-экономике, не испытывает эйфории от бодрых статистических отчетов и не видит огромной доли национального дохода, «теоретически» причитающейся ему. Разрыв между бедными и богатыми в Израиле увеличивается, средний класс сокращается. Одновременно усиливается картелизация, из-за чего цены растут, а зарплаты и пособия остаются весьма скромными. Покупка квартиры сегодня доступна только самым преуспевающим семьям. Плохо работает общественный транспорт, регрессируют образование и медицина.

Гений – это воля, могучий характер! Такими достоинствами Нетаниягу никогда не отличался. Поэтому преувеличено его влияние в мире. Было бы влияние – антиизраильские резолюции ООН не получали поддержку большинства. У Нетаниягу хорошие отношения с Трампом и Путиным, потому что он им не перечит. Бен-Гурион тоже считался с Москвой и Вашингтоном, но не боялся проводить самостоятельную политику. Преемники Трампа и Путина могут изменить отношение к Израилю – и тут нам не поможет никакое «влияние» Нетаниягу.

Непонятно, откуда появилось мнение о заслугах Нетаниягу в укреплении безопасности страны. Он постоянно ссылается на «неблагоприятную» международную обстановку. Шарон, как и Бен-Гурион, игнорировал эту обстановку. Он запер Арафата в Мукате и держал там до его смерти. Нетаниягу практически легализовал ХАМАС и «Исламский джихад», которых его страна якобы бойкотирует. Биби всячески задабривает исламских фанатиков, чтобы они соглашались несколько месяцев не обстреливать Израиль.

Пора честно признать: стремясь удержать личную власть, Нетаниягу стал забывать об интересах страны. Одним из его «методов» борьбы за избирателя стали грубые нападки на левых и на нацменьшинство. Настоящий лидер не имеет права так раскалывать общество.

Именно Нетаниягу первым заявил, что «естественные союзники» Ликуда – не правые партии, не религиозные сионисты, а ультраортодоксы. Так не считали ни Жаботинский, ни Бегин, ни Шамир. Конечно, в союзе с харедим легче править: они будут верны премьеру, требуя за его поддержку только щедрого финансирования их электората. Но сегодня ульраортодоксы дальше всех других секторов отстоят от модели современного, процветающего и сильного еврейского государства. Нетаниягу расплачивается за свою спокойную жизнь торможением прогресса страны.

Обожание лидера – совковая черта. Когда поклонники Нетаниягу растерянно признаются, что не представляют себе Израиля без него, это очень напоминает безутешное горе советских людей после смерти Сталина: они не понимали, как будут жить, осиротев.

В демократических странах люди не боятся остаться без «отца народа», поскольку привыкли периодически переизбирать руководство и знают, что застрявшая в своих креслах власть начинает деградировать, обрастать коррупционными связями. Трудно назвать лидера страны, столько сделавшего для нее в труднейший период, как Черчилль. Тем не менее англичане поняли, что он, с его колоссальной энергией и умением взнуздать нацию, в мирное время становится даже опасным: сразу после войны они переизбрали его.

Смешны причитания о том, что при смене власти Израиль развалится! Он не развалился после ухода таких выдающихся лидеров как Давид Бен-Гурион, Голда Меир, Менахем Бегин. Самую великую войну Израиль выиграл при скромном, незаметном Леви Эшколе.

Страна может обойтись без красноречивых и эрудированных премьеров – их преемники должны быть прежде всего надежными. Израиль устал от крайностей, от бессмысленных перебранок между правыми и левыми. Сегодня ему нужны партии и лидеры, думающие о всех своих соотечественниках, стремящиеся улучшить их жизнь. Таким был Ликуд при Бегине. 2 марта в случае поражения Ликуда его сможет сменить только одна партия, но никто не гарантирует ей долгого нахождения у власти. Если новое правительство нас не удовлетворит, мы его переизберем и даже досрочно.

Надо верить в потенциал своего народа! Он вполне способен выдвигать новые фигуры сильных руководителей. Сегодня их может еще не быть, но они непременно появятся, когда в них появится необходимость.

Поскольку для выходцев из бывшего СССР очень важны их культурные ориентиры, в заключение процитирую «для убедительности» строки когда-то популярного поэта:

Давайте думать…
Все мы виноваты
в досадности немалых мелочей,
в пустых стихах, в бесчисленных цитатах,
в стандартных окончаниях речей…








3 комментария :