суббота, 23 ноября 2013 г.

Авода – пожирательница надежд

Мы, «русские», и в Израиле сохраняем советскую склонность к дихотомии: правые - патриоты, а левые – капитулянты; левые – за бедных, правые – за богатых. О том, насколько все сложней, заставляют задуматься праймериз в Аводе.




Память о прежней силе Аводы не стерлась, а потому первая мысль после смены лидера: может ли он добиться ренессанса партии?

Ицхак Герцог никогда не демонстрировал качеств, которые нужны для такого рывка. Он партийный «принц»: дедушка – главный раввин Израиля, папа – президент страны, а у него самого нет ни энергетики, ни харизмы.

Молодого адвоката, ничего собой не представлявшего, выдвинул Барак, который не доверял старым партийным кадрам: Герцог руководил его избирательным штабом в 1999 году. Став премьер-министром, Барак сделал исполнительного парня секретарем правительства.  

Герцог оправдал доверие, когда началось расследование финансирования избирательной кампании Барака через подставные амутот. Он воспользовался правом на молчание и держался, как партизан, до закрытия дела. В 2003 году Бужи стал депутатом кнессета, руководил несколькими министерствами. Ни на одной должности ничем не запомнился: интеллигентный, учтивый и... безликий. Ничто не выдавало будущего лидера партии.

Герцог начал проявлять амбиции, когда Барак, развалив Аводу, сбежал из нее. Но тут всех конкурентов разметала журналистка, влетевшая в Аводу, как метеор.

Шели Ехимович – гораздо более яркая фигура, чем Герцог. Тележурналистка, она хорошо говорит, владеет аудиторией. Если прежние лидеры Аводы призывали немедленно возобновить мирный процесс, то Ехимович вела себя умней. Будучи крайне левой, она понимала, что после «интифады Аль-Акса», обстрелов из Газы общество не верит в миролюбие «партнеров». Поэтому, сдерживая себя, говорила только о возвращении Аводы на социал-демократическую платформу. Благодаря этому возглавила партию.

Почему Ехимович так быстро уступила конкуренту, прежде не имевшему против нее шансов? Тут проблема не только в ней, но и в партии.

В израильских СМИ появился штамп: «Авода – партия, пожирающая своих лидеров». За дешевым стилистическим эффектом кроется непонимание происходящего.

Авода после политических катастроф в 2001-м и 2003-м сосредоточена на поисках любого паровозика, который потащит обветшавший состав. Поскольку идей у партии давно нет, в выборе лидеров она неразборчива. Такую мелочь не надо «пожирать» - она заглатывается при вдыхании воздуха.

С Ехимович левые избиратели связывали серьезные надежды. Перед последними выборами опросы сулили Аводе 20-25 мандатов. Наверняка такая ниша существовала. Но... ее занял Еш атид! Трудно сказать, могла ли Ехимович что-то противопоставить обаянию Лапида и его популистской программе. Она недооценила его, как в свое время недооценила «движение протеста». Лозунги «палаточников» о помощи среднему классу стали козырем Лапида. Ехимович в ходе избирательной кампании выдвинула наспех составленную экономическую программу, справедливо осмеянную политическими противниками. В итоге – 15 мандатов: чуть больше, чем у Аводы было перед этим, но совершенно недостаточно для того, чтобы поколебать гегемонию право-религиозного блока.

Ехимович потеряла поддержку партии не только потому что отказалась от вхождения в правительство и лишила партию пяти министерских портфелей (по «нормативам», установленным нашими жадными политиками). Все-таки она осталась чужой и для аппарата, и для рядового состава Рабочей партии. Более того, Шели содействовала делегированию в избирательный список молодых лидеров «движения протеста» и своих коллег-журналистов, из-за которых не попали в кнессет заслуженные партийцы. Ударило по Ехимович и то, что она самоуверенно рассорилась с Гистадрутом, который всегда имел в Аводе колоссальное влияние. Поначалу она кротко принимала покровительственное отношение Переца – потом, чтобы обойти его, заключила союз с Эйни. Но и профсоюзного босса она оттолкнула, а он поддержал Герцога.

Авода давно перестала быть партией нищих первопроходцев. У ее лидеров такие же богатые спонсоры, как у ведущих деятелей Ликуда. После праймериз в Аводе известный обозреватель Амнон Абрамович подчеркнул, что сейчас это не социал-демократическая, а социал-буржуазная партия. Принадлежащий к элите всегда отутюженный Герцог ближе покровителям Аводы, чем кокетничающая плебейством Ехимович. 

Герцог уже пообещал войти в коалицию в случае продвижения переговоров с Абу-Мазеном. Но роль бедного родственника в правых правительствах не выведет партию из затянувшегося упадка, который не в интересах Израиля.

Автор этих строк – не марксист и не болельщик левого лагеря, но считает, что однополюсная политика вредна и в глобальных масштабах, и в рамках еврейского государства. Демократия нуждается в относительном балансе политических сил. Израильские левые из-за интеллектуального паралича вцепились в лозунги немедленного мирного урегулирования. Если бы они с той же остервенелостью занимались социальной проблематикой, Ольмерт и Нетаниягу не смогли бы проводить антинародный экономический курс, приведший к тотальному подорожанию и поляризации общества.

Не для продолжения карьеры Ехимович или Герцога, а для восстановления завещанных в Торе принципов справедливости Израилю требуется сильная социальная партия. О том, что ее поддержали бы новые репатрианты, свидетельствует легкость, с которой 4-5 «русских» мандатов получил Лапид. Беда Ехимович: она не сумела определить адресат своих тирад. Сотни тысяч израильтян больше нуждаются в поддержке, чем средний класс. Как человек очень небедный и как дочь репатриантов, уцелевших в Катастрофе, Шели не любит говорить об алие. Что ж, не говорит она – будут говорить другие.

Смена лидера в сегодняшней Аводе – не слишком значительное событие. Но она напомнила о проблемах, которые гораздо значительней, чем торжество неталантливого «принца» Рабочей партии.
        

 
 

Комментариев нет :

Отправить комментарий