среда, 27 ноября 2013 г.

Литературный спиритизм Путина

К блюдам с бутербродами проталкивались Пушкин, Лермонтов, Достоевский. Идея создания этого жутковатого зрелища родилась в Кремле. Но президент России напоминал не медиума, деликатно общающегося с душами умерших, а самого себя – подполковника КГБ, уверенного, что полезно пнуть сапогом в душу литературы, которая слишком непредсказуема и непослушна.





Кто подсовывает президенту Путину «экстравагантные» сценарии его появлений на публике? Исполнители подстраиваются под интеллектуальные и эстетические вкусы заказчика: полеты со стерхами, вылавливание огромной рыбины, авторалли, ныряние в морскую пучину за древними амфорами. И вот теперь – открытие Литературного собрания.

В самом словосочетании «Литературное собрание» президента прельщала не столько литература, сколько «собрание» с волнующими его плебейское сердце старорежимными коннотациями (он в свое время заявлял, что чекисты как цвет нации сегодня выполняют функцию дворянства). Никто бы особо не возражал против новой формы общения писателей. Но почему-то главными действующими лицами проведенного Путиным мероприятия стали не писатели, а... их потомки!

Литературное собрание потомков и членов семей русских классиков было дубоватой демонстрацией «преемственности» в нынешней российской культуре. Но беда в том, что потомки классиков сохранили только их фамилии – пером они не владеют, а некоторые попросту производили впечатление клинических идиотов. Природа, посрамив менделизм-морганизм, здорово отдохнула на наследниках гениев. Кроме них присутствовали и писатели с «обыкновенными» фамилиями. То, что среди пятисот собравшихся оказались также критики, литературоведы, преподаватели литературы, библиотекари, музейные работники, издатели, позволило понять  стратегический замысел кремлевских политтехнологов. Он позаимствован из основополагающего труда «Партийная организация и партийная литература»: «Литературное дело должно стать частью общепролетарского дела, «колесиком и винтиком» одного единого великого социал-демократического механизма». Ну, РСДРП сегодня называется «Единой Россией», а вообще цитату можно включить в предвыборные тезисы Путина накануне следующей президентской кампании. И очень символично то, что советника президента по культуре Толстого (не унаследовавшего бесстрашия предка и его презрения к власти) зовут Владимир Ильич.

Эту разношерстную компанию собрали в Университете дружбы народов не для интеллектуального разговора о литературе, а именно для того, чтобы напомнить: все они – «винтики и колесики». Сначала участников Собрания развели по «секциям», но поскольку делать там было нечего, а пятьсот организмов все сильней ощущали совсем не творческие позывы, всех пригласили – в лучшем духе хрущевских встреч с творческой интеллигенцией – закусить чем бог послал. Правда, большинству бог послал столы с бутербродами и пирожками, а в столовую были приглашены находящийся ближе к верховному шеф-повару духовник президента настоятель Сретенского храма Тихон Шевкунов, без лести преданный партии и правительству Станислав Говорухин – и, конечно, носители знаменитых фамилий. Затем насытившиеся, умиротворенные гости заполнили актовый зал РУДН, чтобы послушать наставления президента.

Путин немного и невразумительно поговорил о необходимости улучшить преподавание литературы в школах, но с особым красноречием осветил проблемы порядка в государстве. Он сказал, что в России нет политзаключенных, а есть хулиганы, нападающие на беззащитных полицейских. По его словам, если их не сажать, то страна вернется в 1917 год, когда можно было «нарушать закон, срывать погоны, бить в лицо», или – что не менее страшно – к такому разгулу насилия, как в ходе лондонских беспорядков. (Нельзя не восхититься выверенностью каждого слова у президента, который указал на анархию не во Франции или в Испании, а в недружественной Кремлю Англии).

Короче, литераторам, учителям, издателям было указано: в России все замечательно и нельзя принимать за демонстрации протеста сборища агрессивных погромщиков. От имени русских классиков вставил пару слов Дмитрий Достоевский. Он верноподданно заметил, что его прадед осознал нарушение им закона, а пребывание на каторге превратило его в гения. Оратор выразил надежду, что и у кого-нибудь из арестованных на Болотной на зоне откроется литературный талант. Вдова Солженицына бестактно выкрикнула, что российские лагеря стали людоедскими, но ее не поддержали. Зал смолк, подавленный глубиной и актуальностью мыслей Дмитрия Достоевского (и проигнорировав его незнание биографии родственника: гениальность проявилась уже в ранних произведениях Федора Михайловича, написанных до каторги, а «нарушением закона», за которое петрашевцев приговорили к казни, садистски  отмененной в последний момент, было чтение письма Белинского Гоголю).

Благоразумно не касаясь плохо знакомой ему темы, Путин предпочел говорить не о словесности, а о значении русского слова – со свойственной ему масштабностью мышления. Президент с затаенной угрозой в чей-то адрес предупредил, что «русский язык язык слишком велик, чтобы его традиции можно было разрушить». Самая примечательная фраза: «Есть задача сделать русский язык и русскую литературу фактором влияния в мире». До такой формулировки не поднялся даже главный теоретик языкознания, который хоть и был эффективным менеджером, но не додумался до установления контроля над русской диаспорой и ее СМИ.

«Люблю отчизну я, но странною любовью», - двусмысленно бросил президент, покидая Литературное собрание и оставляя зал в непростых раздумьях. Кое-кто из писателей задумался еще до этой встречи и решил в ней не участвовать – например, Дмитрий Быков, Евгений Попов, Юрий Буйда. Борис Акунин заявил, что пока в стране существуют политические репрессии, он не может находиться в одном помещении с Путиным. Лимонов саркастически заметил, что пошел бы в Литературное собрание, если бы был не писателем, а потомком. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков весьма определенно предупредил, что эта фронда не останется незамеченной: «У нас есть несколько представителей литературного сообщества, которые несмотря на традиционные приглашения так же традиционно подобные встречи не посещают и традиционно лишают себя возможности пообщаться с президентом, задать ему те вопросы, на которые они сами не могут найти ответ». Тут характерна не только элегантность стиля, но и четкая установка: писателям больше не следует задумываться о «проклятых вопросах» русской литературы – все ответы можно получить если не у президента, который очень занят, то у его помощников.

Таким тоном – полу-фамильярным, полу-угрожающим - сегодня российская власть говорит с деятелями культуры. С разгулом демократии покончено. Пора строиться в ряды и смирно выслушивать ответы на вопросы.

Аналоги Литературного собрания уже создаются и в других сферах искусства.

В МХТ имени Чехова угрожает увольнением режиссер Константин Богомолов, известный нашумевшими спектаклями. Руководство театра потребовало переработки нового спектакля Богомолова «Карамазовы» и хотело совсем снять его.

Худрук вправе предлагать изменения в готовящемся спектакле. Однако с Богомоловым все не так просто. В предыдущей скандальной постановке «Идеальный муж» он ухитрился вставить и российских чиновников-взяточников, и - что совершенно кощунственно – распил бюджета Олимпийских игр в Сочи! Лягнул и религию. Не случайно на днях очередной спектакль попыталась сорвать выскочившая на сцену группка православных активистов. Они знают, что власть не позволяет оскорблять чувства верующих.

Судя по отзывам, Богомолов изрядно осовременил и Достоевского. А худрук Олег Табаков – человек большого таланта, но с властью никогда не ссорится. Может быть, он консультировался с Дмитрием Достоевским?

Мне доводилось писать о том, что в российском кинематографе введены «критерии», по которым минкульт финансирует – или не финансирует - постановку фильмов. Главное заключение относительно «правдивости» сценария выносит Российское военно-историческое общество, которое возглавляет министр культуры Владимир Мединский.

На днях Мединский пообещал, что его ведомство и другие структуры «скинутся» на постановку фильма о подвиге панфиловцев. Небольшая справка. Первую статью о 28 панфиловцах, погибших, но не пропустивших немецкие танки,  опубликовала в ноябре 1941 года «Красная звезда». Через несколько лет военная прокуратура проверила факты и установила, что это «литературный вымысел». (Достаточно упомянуть, что кто-то из павших совсем не погиб, а один... продался фашистам!). Но ее выводы засекретили, так как панфиловцам уже ставили памятники, посвящали поэмы. Обо всем этом писали в последние годы, но медиумы из Военно-исторического общества продолжают выкликать души героев.

С наукой в России все замечательно. Недавно на конференции правоведов в Сорбонне произвел фурор крупный теоретик и практик – глава Следственного комитета России Бастрыкин. Он отверг утверждения о политических преследованиях в его стране, о пытках в СИЗО. Правда, аудитория кричала: «Убийца». Но эмоциональные французские юристы просто еще не ознакомились с выступлением Путина в Литературном собрании.

11 комментариев :

  1. Виктор Лихт27 ноября, 2013 11:39

    "Приглашение в Литературное собрание потомков и членов семей русских классиков было дубоватой демонстрации «преемственности» в нынешней российской культуре". Яша, во-первых, "демонстрацией". Во-вторых, формально, это "собрание" как раз было собрано по инициативе этих самых "потомков". Понятно, что инициатива была инициирована, но все же было опубликовано письмо по этому поводу, подписанное ими, поэтому вроде бы как бы пригласили они, а не их.
    В остальном - блестящий анализ ситуации.

    ОтветитьУдалить
  2. Анонимный27 ноября, 2013 14:25

    Прочла... Много думала... Многое понравилось:
    Зал смолк, подавленный глубиной и актуальностью мыслей Дмитрия Достоевского...
    ...но с особым красноречием осветил проблемы порядка в государстве.
    Лимонов саркастически заметил, что пошел бы в Литературное собрание, если бы был не писателем, а потомком.
    «Люблю отчизну я, но странною любовью», - двусмысленно бросил президент, покидая Литературное собрание и оставляя зал в непростых раздумьях.

    ОтветитьУдалить
  3. Великолепная статья! Спасибо!

    ОтветитьУдалить
  4. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
  5. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
  6. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
  7. Этот комментарий был удален автором.

    ОтветитьУдалить
  8. ЧЕГО ИЗВОЛИТЕ?

    Кино, театр, литература,
    А также прочая культура
    К жратве помчались-побежали
    И, что успели, то сжевали.

    Потомки "нашего всего"
    К столам бесстыдно ломанулись,
    А предки? -- Предки от того
    В своих гробах перевернулись.

    Жизнь измеряет всех по их делам --
    Потомки гениев со временем мельчают,
    И, если их зовут к чужим столам,
    "Чего изволите?" с восторгом предлагают...

    ОтветитьУдалить
  9. Уважаемый Яков Лейбович!
    Источником этого стих.--я явилась Ваша прекрасная статья. Ваш Л.Шустер.

    ОтветитьУдалить
  10. Анонимный28 марта, 2014 13:47

    Почему репатрианты стремятся обливать Россию грязью?



    28.03.2014 13:06 Владислав Богуславский

    Я не вижу необходимости обливать свою родину, где столетиями жили мои предки, грязью. Я не понимаю, причем здесь пропаганда России? Я предпочитаю относиться с уважением к богатейшей культуре России, своему происхождению, сохранять свои моральные и нравственные ценности.
    ...

    Мне непонятны нападки русских израильтян, озлобленных и агрессивных, испытывающих странное чувство ненависти ко всему русскому и российскому. Думаю, что каждый свободен писать, что хочет, если это не оскорбительно для других. Не думаю, что своими словами о России или этой публикацией я кого-то оскорбил или задел чьи-то чувства. Но если это случилось, то извините.

    СПРАВКА IzRus

    Владислав Богуславский - руководитель общественной организации ШЕМЕТ ("Истоки, лидерство, культура").


    http://izrus.co.il/obshina/article/2014-03-28/24034.html

    ОтветитьУдалить