суббота, 3 мая 2014 г.

Иллюзии, утонувшие в крови

В дни, когда мы вспоминаем о Катастрофе и отмечаем годовщину создания евреями своего государства, стоит посмотреть этот спектакль, поставленный «Габимой» и Камерным театром. Он – о нашей судьбе, о том, как опасно для евреев обольщаться временными идиллиями в чужом доме и хвататься за чужие ценности.


Конечно, не так формулировал свой посыл польский драматург Тадеуш Слободзянек. Его пьеса «Наш класс» - редкое в польской культуре проявление комплекса вины перед евреями. Но израильский зритель видит проблему с другой стороны, через призму трагического еврейского опыта.

Фабула пьесы охватывает несколько десятилетий. Действие происходит в маленьком городке на востоке Польши. В местной школе учатся польские и еврейские ребята. В патриархально-провинциальной обстановке они не придают особого значения национальным различиям. Одноклассники дружат, ссорятся, влюбляются. Первым испытанием для них становится 1939 год, когда эту часть Польши захватывает Советский Союз, которому евреи симпатизировали гораздо больше, чем поляки. А еще через два года сюда вступают нацисты, и, не дожидаясь их указаний, польские жители городка уничтожают в нем всех евреев.

Спектакль «Наш класс» поставил Ханан Снир, один из лучших израильских режиссеров, обладающий тонким чувством стиля, умеющий создать на сцене атмосферу времени и среды. В этой его постановке внешняя атрибутика сведена к минимуму: художник Рони Торен обходится без декораций, просты и естественны костюмы Полины Адамовой. В результате ничем не загромождена дистанция между зрителем и героями спектакля – мы видим брожение в глубинах человеческих душ, порождающее и зло, и добро. Столкновение противоположностей изображено жестко, порой натуралистически. Напряжение становится предельным, а катарсис не наступает. Нет причин для просветления...

Спектакль не достигал бы такого воздействия на зал без великолепной игры. Режиссер нашел оптимальный актерский ансамбль в двух ведущих израильских театрах. Тем не менее выделяется Евгения Додина. Если другие образы отличаются точными главными штрихами, то она впечатляет психологической глубиной, не поддающейся рациональному истолкованию!

Слободзянек написал очень сильную пьесу. Он честно показывает, что жертвы геноцида не всегда погибали физически - некоторых евреев «добрые люди» спасли ценой их отречения от еврейства.

Израильского зрителя полнокровная драматургия заставляет увидеть перед собой то, что видеть невыносимо. Больше того - заставляет задуматься: извлекаем ли мы уроки из своего трагического прошлого?

Комментариев нет :

Отправить комментарий