суббота, 7 февраля 2015 г.

Кого заколебают колеблющиеся избиратели?

Перед каждыми выборами я слышу от наших «русских», что опросы общественного мнения – полная чушь, что социологи – шарлатаны, а иногда выполняют партийные заказы. Главный аргумент критиков: результаты выборов не совпадают с прогнозами и тем самым показывают, насколько ненадежны опросы.

Продажная девка империализма

Я – не социолог и не математик. С методиками прогнозирования знаком, как говорится, в рамках общего развития. Я в курсе, что «общественное мнение» социологи определяют, опрашивая всего 500-700 человек. Это выборка, включающая представителей всех категорий населения и отражающая структуру общества.

По-моему, достаточно здравого смысла, чтобы не согласиться с огульным отрицанием такой методики. Поделюсь своими соображениями.

Без сомнения, в коррумпированной стране бывают опросы, подтасованные для того, чтобы убедить избирателей в высоком потенциале определенной партии или политического деятеля. Но, будем откровенны: если признавать наличие в Израиле коррупции и ангажированных социологов, то следует допустить и ангажированность некоторых журналистов, издевающихся над опросами, – особенно когда авторы этих филиппик не скрывают, что особенно оскорблены занижением в прогнозах шансов одной партии.

Вообще-то у бывших советских людей в генах заложено предубеждение против генетики, социологии, полупроводников и «норманнской теории» происхождения государственности на Руси. Не все это перебороли. 

Я как журналист всегда внимательно изучаю опросы. Помню один из первых обширных опросов, определявших популярность отдельных членов «русской» партии. Проводили его «русские» специалисты. На первом месте в рейтинг-листе шел председатель партии, за ним – члены парламентской фракции, соответственно их номерам в партийном списке. Далее – также по ранжиру - располагались руководители региональных отделений партии и сотрудники ее аппарата. Последнее обстоятельство меня так удивило, что я сам провел опрос среди нескольких десятков своих знакомых: естественно, фамилий аппаратчиков никто из них никогда не слыхал. Точно так же не могли бы их назвать респонденты. Отсюда я сделал логический вывод: люди, проводившие опрос, руководствовались не научными методиками, а партийной субординацией и дисциплиной. Свои соображения по этому поводу я высказал в статье «Занимались ли в древности социологией?». Были обиды, но у меня с советских времен не получались гармоничные отношения с партией и партийцами.

Чего не учитывают скептики

Мне в детстве привили уважение к науке. Я допускаю, что некоторые проводимые перед выборами опросы могут быть некачественными или – стыдно сказать – заказными. Но почти каждую неделю синхронно публикуются результаты множества опросов – и они почти совпадают. Меня это убеждает в серьезности прогнозов. Однако у ненавистников социологии раздражение вызывает именно это – «почти». Они считают, что если бы опросы были научными, то их результаты полностью совпадали бы.

Противники науки редко преуспевают в науках, а иногда и плохо читают. В любых публикациях о проведенных опросах подчеркиваются три вещи. Во-первых, там говорится: «Если бы выборы проводились СЕГОДНЯ, мандаты распределились бы между партиями следующим образом...». То есть опрос фиксирует меняющиеся политические предпочтения граждан в определенный момент избирательной кампании и не гарантирует, что картина не изменится до дня выборов. Во-вторых, в опросе указываются «пределы допустимой погрешности». Это означает, что социологи – не ясновидящие и реальный результат выборов может немного отличаться от прогноза. В-третьих, в израильских опросах всегда отмечается, что какая-то часть респондентов (к примеру, 10, 20 или 25 процентов) пока не решили, за кого голосовать. Многие из этих людей в день выборов наконец примут решение – в результате многие партии получат не то количество мандатов, которое им сулили опросы.

Те, кто не верит в объективность опросов, приводят в пример выборы премьер-министра в 1996 году. «Тогда предсказывали победу Переса, а победил Нетаниягу», - напоминают они. Но это как раз отличный пример на тему погрешности! Обычно допустимая погрешность в опросах – 4 процента. Перес проиграл всего пол-процента. Вечером, вскоре после закрытия урн, все поздравляли лидера Аводы. Но к утру окончательные подсчеты показали, что победил Нетаниягу.

Еще один аргумент опровергателей социологии – феноменальный успех Еш Атид в 2013 году. Опросы обещали партии Яира Лапида примерно 12 мандатов, а она получила 19!

В этом случае оказались «виноваты» не изъяны методики опросов, а... колебавшиеся избиратели. Их было примерно 20%. У многих более старых израильских партий достаточно устойчивый электорат, поэтому их результат на выборах соответствовал опросам. Но значительная часть сомневавшихся «созрела» ко дню выборов и решила дать шанс новой партии. Благодаря этим голосам Еш атид совершил финишный рывок и наверняка получил «лишние» мандаты, которых недосчитались Ликуд, НДИ, Кадима.

Верить ли сегодняшним опросам?

Изменятся ли к 17 марта публикуемые сегодня результаты опросов? Наверняка.
Вот последний опрос Мины Цемах - самого авторитетного оракула: блок Авода - Ха-Тнуа – 25 мандатов, Ликуд – 24, Еврейский дом – 12, Объединенный арабский список – 12, Еш атид – 11, Кулану, ШАС, Яадут ха-Тора – 7, НДИ – 6, МЕРЕЦ – 5, Яхад – 4.

По данным опроса, пока не решили, за кого голосовать, 22% израильских женщин и 15% мужчин, то есть около 20% избирателей. Это очень большой резерв голосов, способный повлиять на результаты выборов. Позволю себе поделиться своими прикидками.

Неубедительное лидерство Сионистского лагеря не обещает победы Герцогу и Ливни. Разница в один мандат – это гораздо меньше допустимой погрешности. Кстати, в большинстве других опросов лидирует Ликуд. Но важнее другое: по моему убеждению, больше всего колеблющихся – это сторонники правых партий.

Левым их предпочтения ясны. Избиратели МЕРЕЦа не будут голосовать за Сионистский лагерь – особенно после того как его предводители обещали поддержать требование о снятии с выборов арабского депутата Ханин Зуаби за антиизраильские выступления!

Непонятно, за счет чего может усилиться Авода. Недавнее обнародование ее социальной программы вызвало у всех раздражение. Никто не питает иллюзий относительно Герцога как миротворца. На Ливни левые возлагают надежды только как на новую приправу к старому салату. Ее список Ха-Тнуа никому не был интересен еще на прошлых выборах.

Израильтяне, собирающиеся голосовать за Еш атид и Кулану, - недостаточно левые, чтобы передумать и поддержать Сионистский лагерь. Создается впечатление, что у Еш атид и Кулану, жонглирующих социальными лозунгами и не требующих немедленного соглашения с палестинцами, примерно одинаковая сумма почитателей: чуть выше рейтинг одной партии – чуть ниже у другой. Вряд ли Еш атид опять блеснет на финише. Часть прежних избирателей Лапида еще верят в него, но многие разочарованы невыполнением громких обещаний двухлетней давности. Явно охладели к нему «русские».

Большинство сомневающихся избирателей сосредоточены в правом лагере и сомневаются не в его идеологии. Некоторое усиление позиций Ликуда и ослабление Еврейского дома в последние недели говорит не столько о падении недоверия к Беннету, сколько о боязни правых избирателей допустить победу Сионистского лагеря. Многие из колеблющихся выжидают: если Ликуд начнет в опросах уходить в отрыв от Аводы и Ха-Тнуа, они смогут сделать выбор между Ликудом и Еврейским домом. Уже ясно, что без арабских депутатов левую коалицию сколотить не удастся, а они оскорбились за «преследуемую» Зуаби.

У правых избирателей нет вариантов кроме голосования за Ликуд или Еврейский дом. Кахлон ушел из Ликуда, критикует его социальную политику и намекает, что он не против мирного процесса.

Либерман на старте избирательной кампании слишком опрометчиво допустил свое вхождение в правительство Герцога и теперь только усугубляет ошибку запоздалыми заверениями, что не будет сотрудничать с левыми. Сторонники «неделимой Эрец-Исраэль» не готовы принять идею Либермана об обмене территориями с палестинцами.

«Русские» недовольны НДИ по ряду причин. Из списка партии исчезли ее ведущие деятели, и в нем осталось слишком мало представителей русскоязычной общины. «Русские» с сионистскими убеждениями, давно считающие себя израильтянами, воспринимают лозунг «Русские – домой!» как натравливание алии на Израиль. Самый верный электорат НДИ – пенсионеры - давно не слышат хотя бы обещаний об удовлетворении их главных нужд. Им ничего не говорят слоганы «Конкретно. Либерман» и «Ариэль – Израилю, Умм-эль-Фахм – палестинцам».

Я думаю, что 17 марта произойдет усиление Ликуда и Еврейского дома. Этому способствуют... левые СМИ, поливающие грязью Нетаниягу и Беннета. Люди клеветы не любят.

Как разделятся голоса между Ликудом и Еврейским домом, не берусь предсказывать. Биби вызвал у израильтян много нареканий бестолковой операцией в Газе. Но часть национального лагеря считает, что пока ему нет альтернативы на посту премьер-министра. Тем не менее многие правые предпочитают программу Беннета (отказ от новых уступок палестинцам и аннексия «зоны С» вместе с немногочисленным арабским населением) уходу с «оккупированных территорий», с которым фактически согласен Нетаниягу. Да и Либерман признавал, что границы палестинского государства пройдут по шоссе номер шесть. Вряд ли Еврейскому дому повредит раздутая в СМИ история с неудавшимся включением в его список футболиста Оханы – Ликуд допустил такую же осечку, пригласив на «бронированное» место актера Демидова, который совсем не готов менять сцену «Гешера» на политическую арену.

Возможно, я ошибаюсь в оценке колеблющихся избирателей и 17 марта маятник их предпочтений качнется влево. Если правые проиграют, то должны будут винить в этом лично Биби. Народ любит менять «засидевшихся» лидеров. Англичане переизбрали Черчилля сразу после завершения Второй мировой войны, а Тэтчер – после ее блестящих успехов в экономике. При всем моем патриотизме – Нетаниягу до их калибра не дотягивает...

Комментариев нет :

Отправить комментарий