среда, 30 декабря 2015 г.

Ольмерт осужден – всё в порядке?

Верховный суд пересмотрел приговор Тель-Авивского окружного суда по «Делу Холиленд». С бывшего премьер-министра Эхуда Ольмерта снята часть обвинений, и он проведет в заключении 1,5 года вместо 6 лет. Тем не менее это первый прецедент пребывания за решеткой человека, возглавлявшего израильское правительство. Смягчение приговоров большинству фигурантов дела «Холиленд» вызвало неоднозначную реакцию общественности и СМИ...

Уже давно слышались вопросы о том, почему экс-премьер Эхуд Ольмерт, получивший тюремные сроки по двум громким делам, до сих пор находится на свободе. Ответ прост: Верховный суд рассматривал его апелляции.

В мае нынешнего года Ольмерт был приговорен к 8 месяцам тюрьмы и штрафу в 100 тысяч шекелей по обвинению в получении конвертов с купюрами от американского бизнесмена Моше Талански. Годом раньше, после завершения процесса по «делу Холиленд», Ольмерта признали в получении взяток в размере сотен тысяч шекелей и приговорили к 6 годам тюрьмы и штрафу в миллион шекелей. Оба приговора адвокаты Ольмерта обжаловали в Верховном суде. Апелляция по «делу о конвертах с купюрами» будет рассмотрена в январе будущего года.

Во вторник Верховный суд вынес окончательный вердикт по «делу Холиленд». Эту историю называют крупнейшим коррупционным скандалом в истории Израиля. Строительство элитного района в Иерусалиме продолжалось много лет. Поначалу намечалось возведение гостиницы на небольшом участке. Постепенно площадь Холиленда увеличилась более чем в 25 раз! Согласно выводам следствия инициаторы проекта периодически добивались его расширения, «стимулируя» высших руководителей столичного муниципалитета и нескольких государственных ведомств. Тель-Авивский окружной суд приговорил к различным тюремным срокам 8 из 13 подозреваемых.

Внимание всего Израиля было приковано к судьбе главного действующего лица этой судебной эпопеи – Эхуда Ольмерта. В приговоре окружного суда говорилось, что бывший мэр Иерусалима получил от государственного свидетеля Шмуэля Дехнера взятку в 500 тысяч шекелей, которая пошла на оплату долгов его брата Йоси Ольмерта, скрывающегося в США. Кроме того Ольмерту инкриминировалась взятка в 60 тысяч шекелей, которую получила от Дехнера бывшая начальница всех канцелярий Ольмерта Шула Закен, передавшая деньги адвокату Ури Мессеру. Этот близкий друг Ольмерта распоряжался его финансовыми делами. Деньги были потрачены на ликвидацию «минуса», образовавшегося после избирательной кампании Ольмерта.

Верховный суд четырьмя голосами против одного снял с Ольмерта обвинение в получении 500 тысяч шекелей. Судьи приняли аргумент защиты: нет доказательств того, что Ольмерт получил эти деньги, – если же они были направлены прямо его брату, он мог и не знать об этом. Следует отметить, что против такого решения проголосовал председательствовавший на заседаниях суда Салим Джубран. Судьи были единодушны в оценке госсвидетеля как «лгуна» и «манипулятора», чьи показания не заслуживают доверия (к тому же он умер до завершения процесса). Все пять судей признали Ольмерта виновным в получении взятки в размере 60 тысяч, за что приговорили его к 1,5 годам тюремного заключения. Он должен начать отбывать его 15 февраля 2016 года.

Можно ли надеяться, что после изоляции от общества бывших премьер-министра и президента в Израиле наступит идиллия? Надо ли напоминать, сколько министров, депутатов кнессета, мэров и прочих чиновников всех рангов сидят за решеткой или находятся под следствием? Размышления над этим фактом следует начинать со «странных» приговоров наших судов.

Судьи Верховного суда, разбиравшие апелляцию по «делу Холиленд», мотивировали резкое отличие своего решения от предыдущего вердикта тем, что судья окружного суда Давид Розен «судил явление, а не человека», - они же стремились тщательно изучить доказательную базу. Тем не менее аргументация высшей судебной инстанции уже подвергается критике.

Предположение о том, что Дехнер мог направить деньги лично Йоси Ольмерту, от которого совершенно не зависело продвижение проекта Холиленд, а брат беглеца ничего не знал об этом, - не слишком логично. По такой же «логике» можно допустить, что Ольмерт ничего не знал о передаче денег от Дехнера через Закен Мессеру. (В свое время Эхуд Барак, подозревавшийся в получении незаконного финансирования подставных амутот на выборах 1999 года, утверждал, что ничего об этом не знает, и дело закрыли. Но то расследование давно считается образцом политической предвзятости). Естественно, единственным человеком, заинтересованным в покрытии долгов Йоси Ольмерта и способным ускорить строительство Холиленда был Эхуд Ольмерт.

Нападки судей Верховного суда на Дехнера напоминают свистопляску, поднятую вокруг этой фигуры израильскими СМИ, любимцем которых всегда был Ольмерт. Журналисты могут заниматься демагогией, но юристы высшей квалификации знают, что в госсвидетели не берут кристально чистых людей. Когда следствие и суд не могут разорвать круговую поруку преступников, они соглашаются использовать показания одного из подозреваемых, которому за это снижается или вовсе отменяется наказание. Дехнер, в отличие от Талански, был человеком предусмотрительным и сохранил много квитанций. Отметим, что судьи Тель-Авивского окружного суда, вынесшего восемь приговоров по «делу Холиленд», неоднократно заявляли, что и без показаний госсвидетеля у них было достаточно улик, изобличавших подозреваемых.

Желающие ознакомиться с подробностями всех дел Ольмерта без труда найдут информацию в многочисленных публикациях. Но невозможно не задать главный вопрос. Как могут настолько отличаться приговоры, выносимые разными судебными инстанциями по тому же делу? В «деле Холиленд» окружной суд считает, что улик достаточно, и приговаривает Ольмерта к 6 годам тюрьмы. Верховный суд заявляет, что доказательная база недостаточна, и дает ему 1,5 года.

Еще поразительней судьба предыдущих дел Ольмерта. Иерусалимский окружной суд в одном «пакете» рассматривал дела о «конвертах», о приобретении Ольмертом авиабилетов в фирме «Ришон-турс», о его служебных злоупотреблениях в Центре инвестиций. Хотя фактов нарушения закона было много (поступление денег и все расходы Шула Закен фиксировала в компьютерном служебном журнале) судья Мусья Арад в 2012 году оправдал Ольмерта по двум делам, а по делу о Центре инвестиций назначил ему условное наказание. После дачи Шулой Закен новых показаний дело повторно рассматривалось в Тель-Авивском окружном суде. Вынося вердикт, судья Ривка Фридман-Фельдман выразила удивление по поводу оправдания Ольмерта Мусьей Арадом: по ее мнению, и в тот раз было достаточно фактов, чтобы признать экс-премьера виновным в получении взяток.

Наверное, оценки и мнения судей могут расходиться, но неужели настолько?! В «деле Ходиленд» одна инстанция говорит, что фактов достаточно, и дает Ольмерту 6-летний срок, другая называет главные обвинения безосновательными и дает 1,5 года. По предыдущим трем делам один суд «не замечает» фактов и оправдывает Ольмерта, другой признает виновным в тяжелейшем преступлении. Интересно, что скажет в данном случае Верховный суд?..

В щекотливом положении оказываются полиция и прокуратура. После оправдания Ольмерта по «делу о конвертах» СМИ разнузданно требовали отставки госпрокурора. После повторного суда и вынесения обвинительного приговора Ольмерту ни один журналист не извинился перед Моше Ладором.

Теперь решение Верховного суда по «делу Холиленд» означает, что окружной суд, а перед этим следствие, неграмотно анализировали улики и составили неправильное обвинительное заключение. За такие грубейшие промахи надо было бы уволить или понизить в должности некомпетентных людей!..

Есть ли в Израиле единые правила судебных разбирательств и законы, четко определяющие наказания за преступления? Решение Верховного суда заставляет – не в первый раз - не только усомниться в этом, но и предположить, что не последнюю роль в вынесении приговоров имеет ранг подсудимого. Ольмерту пришлось уйти с поста главы правительства, так как против него было открыто семь дел! Всех их пытались закрыть. Но и до того как Ольмерт выдвинулся на высшие посты, у него возникали проблемы со следственными органами, которые он успешно решал. Неужели на протяжении всей жизни его - «принца Ликуда», адвоката – преследовали какие-то зловещие силы? А не наоборот ли: если бы не принадлежность Ольмерта к этим силам, мог бы он так легко выходить из опасных переделок и так нагло нападать на прокуроров, следователей, даже на госконтролера?

Речь не только о бывшем премьер-министре, который был плотью от плоти израильской элиты. Наряду с Ольмертом одним из главных обвиняемых по «делу Холиленд» стал другой столичный мэр Ури Луполянский, раввин, известный общественный деятель. Окружной суд признал его виновным в получении взяток и приговорил к 6 годам тюрьмы. Теперь Верховный суд вообще отменяет это наказание и назначает экс-мэру 6 месяцев общественных работ ввиду тяжелого состояния здоровья! Странно, что окружной суд проявил бесчеловечность и не учел медицинских проблем Луполянски! Надо сказать, что после отмены тюремного срока он выступал перед телекамерами, широко улыбаясь и не выказывая крайней степени недомогания.

Известному бизнесмену Дани Данкнеру, бывшему председателю совета директоров банка «Апоалим», Верховный суд сократил 3-летний срок до 2 лет - как и Авигдору Кельнеру, одному из основателей компании, строившей Холиленд. Бизнесмену Хилелю Черны, инициатору проекта «Холиленд», вместо 3,5 лет дали 26 месяцев.

А вот Ури Шитриту, главному инженеру Иерусалимского муниципалитета, оставили в силе прежний срок – 7 лет. Также бизнесмен Меир Рабин, обвиненный в том, что был связующим звеном между строительными подрядчиками и теми, кто продвигал проект Холиленд, отсидит назначенные ему 5 лет.

Такая амплитуда наказаний и избирательная принципиальность не случайны. В решении Верховного суда говорится о необходимости усиления борьбы с системой «махеров» и взяток в госучреждениях. Звучит красиво. Но, судя по окончательным приговорам, карают не тех, кто ради наживы подкупал высокопоставленных чиновников, и не тех больших начальников, которые брали огромные взятки, а клерков среднего звена, которые не давали самых важных разрешений, и «махеров», которые бегали по учреждениям и сводили друг с другом нужных людей. Понятно, что не инженер мэрии Шитрит позволял расширять проект Холиленд, нарушавший многие инструкции и даже городские законы, но он получил 7 лет тюрьмы, а два бывших мэра отделаются парой пустяков. Да и «махер» Рабин наказан куда суровей, чем главные взяткодатели.

«Дело Холиленд» расписывали как самый ужасный коррупционный скандал в истории Израиля. Но по приговорам этого уже не скажешь.

Подождем еще месяц - узнаем какие коррективы внесет Верховный суд в приговор окружного суда по трем делам Ольмерта. Кстати, после разоблачений Шулы Закен выяснилось, что Ольмерту можно предъявить обвинения в попытках помешать ходу следствия. Но не надо питать иллюзий. Это работягу Романа Задорова можно было обвинить в убийстве на том основании, что он работал в помещении, где совершено преступление, и сделал признания... подсаженной в КПЗ «утке» - при этом все предъявленные ему улики опровергнуты. Расшатано ли здоровье Задорова долгими годами расследования, никого не волнует. Государственную ценность представляет только состояние организма Ури Луполянски или важнейшего свидетеля по делам Ольмерта влиятельного адвоката Ури Мессера, которого из сочувствия к «тяжелому душевному состоянию» боялись допрашивать.

Вот такое правосудие и такая доказательная база.

Комментариев нет :

Отправить комментарий