вторник, 15 декабря 2015 г.

Искусство убеждающего абсурда

Иерусалимский театр «Хан» редко разочаровывает. Его руководство отличается снобизмом в самом лучшем смысле: оно не позволяет ставить примитивные комедии и мелодрамы, которыми другие театры пытаются завлечь невзыскательного зрителя.

В «Хане» премьера - «Перегородка» по пьесе Эйнат Якир. Эта писательница в 2000-е годы получила немало литературных премий. Ее родители прибыли в Израиль из СССР в 1970-е годы. Эйнат, видимо, знает русский язык, так как перевела на иврит «Муху-Цокотуху»! Для наших «русских» теоретиков, сопровождающих горестными всхлипываниями изучение проблем детей репатриантов, Якир являет собой неинтересный пример, поскольку благополучна, ни на что не жалуется.

Уже в первой сцене спектакля становится ясно, что реализма, добросовестного воспроизведенного быта мы не увидим. В маленькой, нищей комнатке живут супруги неопределенного возраста - Илана (актриса Нили Рогель) и Ноах (Йоси Эйни). Они почти не общаются. Илана целый день слоняется по комнате среди горшков с засохшими цветами, неодетая, непричесанная. Ее единственное занятие – изготовление кукол, которым она наклеивает на лица... газетные передовицы! Внезапно супруги получают извещение от домовладельца, требующего немедленно освободить комнату. Ноах воспринимает это как сигнал к реализации давно вынашиваемого плана - бросить надоевшую ему жену. После его бегства появляется хозяин квартиры Цали (Нир Рон), который заявляет Илане, что сам остался без жилья и потому намерен здесь жить. Она отказывается уходить, напоминая о его вине перед ней: когда-то он задавил на своей машине ее ребенка, после чего поклялся, что будет вечным должником Иланы и Ноаха...

Такие жутковатые сюрреалистические сюжеты ассоциируются с театром абсурда Ханоха Левина. Русскоязычный зритель вспомнит написанные в том же духе рассказы недавно умершего Юрия Мамлеева или «Жизнь с идиотом» Виктора Ерофеева. Это литературное направление философски противопоставляет себя традициям классической литературы, «психологизм» которой основывался на идеализации героев и обстоятельств. Сегодня писатели не боятся честно живописать распадающийся мир засохших чувств, где люди не похожи на чеховских интеллигентов и отчуждены друг от друга.

Известный режиссер Одед Котлер (в давние времена получивший в Канне приз за лучшую мужскую роль) тонко чувствует стилистику Эйнат Якир и мастерски балансирует на той грани абсурда, которая позволяет сохранить на сцене пусть деформированные, но трогающие зрителя человеческие души и мрачную логику отношений между персонажами. Спектакль многозначен, каждый зритель вправе по-своему интерпретировать увиденное. Важные компоненты постановки - сценография Фриды Клапхольц-Авраами и музыка Боаза Шхори. Но особенно впечатляет игра. Я давно наблюдаю за небольшой труппой «Хана». Актеры, которым предлагается сложный и разнообразный репертуар, не обрастают штампами, как в других театрах. Они растут и расширяют свой профессиональный арсенал.

Комментариев нет :

Отправить комментарий