воскресенье, 24 января 2016 г.

Нечто новое: театр без левой агитации!

Новый спектакль Камерного театра «Выбор меню» поражает не только эстетическими достоинствами, хотя режиссура и игра очень хороши. На сцене появляются и левые, и поселенцы, но... никто из них не выведен в карикатурном виде, а в противостоянии этих антагонистов «право-религиозный блок», пожалуй, выглядит привлекательней! Неужели израильский театр избавляется от левого крена?


Шломо Мошковиц никогда не входил в число политизированных израильских драматургов. Вот и завязка его новой пьесы «Выбор меню», казалось бы, предвещает стандартную фабулу семейной драмы. Известный журналист Йоэль (артист Моти Кац) и его жена, архитектор Гила (Лимор Гольдштейн), готовятся к свадьбе старшей дочери Ротем (Адар Барух). Они пригласили в гости жениха и его родителей, чтобы познакомиться с ними и заодно обсудить свадебное меню. Но тут начинаются не предвиденные проблемы!

Дело в том, что Йоэль – публицист крайне левого толка, непримиримый к идеологическим противникам. А Натаниэль (Давид Шауль), избранник его дочери, - йешиботник. Тем не менее он, по крайней мере, тонкий и достаточно дипломатичный юноша. Его же родители Иегуда (Йоав Леви) и Нурит (Айя Гранит-Шаба) – не просто ультраортодоксы, но еще и поселенцы, естественно, с правыми взглядами. Иегуда хорошо знаком со статьями Йоэля, обличителя «экстремистов-оккупантов», и поначалу с трудом удерживается от высказывания о них.

Драматический конфликт хорошо подготовлен и выплескивается в точке кипения! Герои спорят до хрипоты, ссорятся и мирятся, попадают то в смешные, то в трогательные ситуации. Драматург не идеализирует ни левых, ни правых, ни светских, ни религиозных, ко всем относится с долей иронии. Но обходится без политических карикатур – которые стали привычными в израильском театре, поглощенном борьбой за мир. Идеологические дебаты в спектакле серьезны, и нет игры в поддавки с непременным триумфом представителей левого лагеря. Больше того, персонажи религиозные, правые как-то человечней и вызывают больше симпатии. Даже если в конфликте нельзя назвать победителей, то это ничья с их преимуществом. Неужели израильский театр становится умней и объективней? Я даже хотел назвать эту статью – «Не начало ли перемены?». Но вспомнил, что это из Чернышевского, и решил не раздражать грамотных читателей.

Мошковиц понимает, что писатель должен не вычерчивать политические схемы, а изображать живых людей. В том, что таковыми выглядят все персонажи, немалая заслуга и художника Полины Адамовой: ее костюмы продуманно-точны и очень тактично подчеркивают психологические акценты.

Главное в пьесе – любовь, которая по своей природе противостоит вражде и раздорам. Может, поэтому самую важную роль в примирении израильских Монтекки и Капулетти играет Нета (Наама Шитрит), младшая сестра Ротем, сочувствующая жениху и невесте. Резковатая, но добрая тель-авивская девчонка переводит гневные тирады не слышащих друг друга взрослых людей на грубоватый подростковый сленг – и это чудовищное «эсперанто» самым забавным образом приводит к взаимопониманию!

Режиссер Деди Барон работала с непростым драматургическим материалом. Она успешно проскочила между Сциллой и Харибдой чрезмерного уклона в политику и незатейливого комикования. Она заставляет зрителя задуматься о том, что еврейская страна маленькая, тесная и потому надо искать не то, что разъединяет, а то, что объединяет евреев. В спектакле нет фальшивой идиллии – он пронизан искренней добротой и теплотой, чему способствуют и яркое музыкальное оформление Исраэля Брайта, и – главное - прекрасная игра всего актерского ансамбля.

1 комментарий :

  1. Спасибо за рекомендацию. Таки понравилось!

    ОтветитьУдалить