среда, 13 января 2016 г.

Я на свете всех милее, всех румяней и белее!

Праймериз в Ликуде состоятся через полтора месяца, но уже известно, что на пост председателя партии претендует только ее лидер, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаниягу. Осмелюсь предположить, что его не огорчает такая ситуация. Тем не менее в Израиле мы привыкли задавать вопрос: хорошо ли это для евреев?

Нетаниягу – опытный и сильный политик, который четыре раза становился премьер-министром. Но впервые в истории Ликуда на выборах председателя партии фигурирует только одна кандидатура.

Враждебная премьер-министру газета уже придумала заголовок: «Нетаниягу против Биби». Можно не замечать саркастической интонации и усмотреть в этих словах философский смысл: даже при отсутствии соперников человек, стремящийся к совершенствованию, должен соперничать с самим собой. Но следует признать, что лидер партии приложил максимум усилий для создания такой ситуации в партии и руководствовался при этом отнюдь не нравственно-философскими соображениями...

Авторитет премьер-министра сегодня высок, и даже при участии в праймериз нескольких кандидатов он их опередил бы. Тем не менее Нетаниягу – не мессия даже в отдельно взятой партии. Все помнят, с каким трудом он всегда приходил к власти в качестве лидера Ликуда. А бывали у него и сокрушительные поражения.

В 1996 году на первых выборах премьер-министра Нетаниягу с микроскопическим перевесом победил Переса, при этом Ликуд набрал на два мандата меньше, чем Авода. В 2009 году Кадима опередила Ликуд на один мандат, но Ливни не сумела сформировать коалицию, и это сделал Нетаниягу. В 2013-м, объединившись с НДИ, Ликуд получил 31 мандат – столько же, сколько в сумме оказалось у Еш атид и Еврейского дома. Чтобы не зависеть в коалиции от этого мощного тандема Нетаниягу пришлось через два года идти на выборы. В 2015 году Ликуд по опросам чуть-чуть уступал общему списку Аводы и Кадимы и только благодаря умелому переключению предвыборной риторики на тему безопасности добился перевеса в пять мандатов. Несмотря на это Нетаниягу сколотил минимальную по численности коалицию, в которой его может шантажировать любая фракция.

Следующие выборы в кнессет будут очень опасными для Ликуда. Два раза Нетаниягу удавалось уклониться от предвыборных дебатов на социальные темы. Теперь и тема безопасности вряд ли станет его козырем. Он не виноват во вспышке «интифады ножей», и силовые структуры действуют весьма эффективно. Но общество напугано, противники Нетаниягу умело нагнетают истерию, и можно не сомневаться в том, что на главу Ликуда перед выборами обрушится грубая (и тем самым доходчивая для массы) демагогия. А если в этой каденции правительство достигнет каких-то успехов в социальной области, то их припишут себе Кахлон и Дери.

Таким образом, при нынешнем политическом раскладе для Ликуда не так уж хорошо, что у него есть только один лидер. Биньямину Нетаниягу смогут противостоять и глава Аводы, и Кахлон, и Лапид, чьей партии опросы уже сулят повторение успеха 2013 года. В опросах хорошо смотрятся Габи Ашкенази и Гидон Саар.

Перед последними выборами кто-то из депутатов от  НДИ признавал, что партия вела переговоры о создании общего блока с Еш атид и Кулану. В перспективе такой общий список может оказаться очень опасным для Ликуда, так как способен выдвинуть социальные лозунги и к тому же приемлем для широкого спектра избирателей.

В любом случае, Нетаниягу приближается к 70-летнему рубежу. Ответственный руководитель партии обязан подумать о подготовке смены. В Ликуде за его спиной должны быть перспективные политики, успевшие приобрести серьезный опыт. Из-за отсутствия такого политического опыта сам Нетаниягу при всех его способностях быстро потерпел фиаско в первой премьерской каденции. Аналогичное фиаско терпели после первого взлета Рабин и Барак. Все эти примеры вряд ли усиливают у Нетаниягу чувство тревоги и ответственности за свою партию.

Стремиться к власти естественно для политика. Но, перефразируя Станиславского, Нетаниягу любит не власть в себе, а себя во власти. Добавим: и только себя! Он – лидер, у которого никогда не было команды. Он никого не подпускает близко к себе, потому что в каждом ярком однопартийце видит потенциального конкурента и не скрывает этого.

Впервые став премьер-министром, Нетаниягу позволил «принцам» Ликуда, неприязненно относившимся к Либерману, генеральному директору министерства главы правительства, выдавить его из партии. Биби не остановило то, что Либерман очень много сделал для его выдвижения в лидеры Ликуда. Не поздоровилось и «принцам». Из Ликуда пришлось уйти Бени Бегину и Дану Меридору, которые на выборах 1999 года баллотировались в кнессет от других партий. Свою партию создал и Либерман.

После отделения от Ликуда Кадимы Нетаниягу усматривал главную угрозу для себя в появлении внутрипартийной фракции Еврейское руководство. Ее руководитель Моше Фейглин тянул Ликуд вправо и был популярен в партии. В борьбе с ним Нетаниягу пустил в ход неблаговидные интриги и лишил его места в избирательном списке Ликуда. Впоследствии Фейглин все-таки пробился в кнессет, но из-за продолжавшегося давления на него в Ликуде ушел из партии.

Ушли из Ликуда авторитетные деятели партии Моше Кахлон и Гидон Саар. Последний поначалу заявил, что временно оставляет политику и останется в Ликуде. Саар хотел участвовать в предстоящих праймериз, но Нетаниягу опять пустил в ход интриги и ускорил проведение выборов лидера партии, чтобы не оставить опасному конкуренту времени для подготовки. Саар собирается участвовать в выборах в кнессет – но уже не от списка Ликуда.

Один из самых харизматичных политиков национального лагеря Нафтали Беннет, возможно, мог бы стать лидером молодой волны в Ликуде. Но, поработав в должности руководителя канцелярии премьер-министра, обнаружил, что отношение к нему Нетаниягу исключает дальнейшее сотрудничество. Беннет возглавил лагерь религиозных сионистов, и партия Еврейский дом начала отнимать немало мандатов у Ликуда...

Когда заходит речь о недостатках Нетаниягу, в особенности о его нетерпимости к политическим соперникам в собственной партии, включается хор его защитников: «Нельзя критиковать Нетаниягу, так как сегодня в правом лагере ему нет альтернативы! Его уход нанесет серьезнейший удар по безопасности Израиля». С этим аргументом нельзя согласиться. 

Действительно Нетаниягу немало делает для безопасности. Его дипломатическое искусство позволило ему много лет не поддаваться американскому давлению и отказываться от переговоров с Абу-Мазеном, который ведет подлую антиизраильскую политику. Но все ведущие политики национального лагеря никак не уступают Нетаниягу в правизне. Наивно полагать, что на переговорах с ПА преуспел бы лидер Аводы. ФАТХ не хочет мира – в чем убедились стремившиеся к «окончательному урегулированию» Барак и Ольмерт.

Не надо создавать из Нетаниягу кумира. Вряд ли при нем лучшим образом проводилась операция «Несокрушимая скала». Он напрасно соглашался на сделки по освобождению из израильских тюрем огромного количества арабских террористов. Беспринципными были извинения Израиля и обещания о материальных компенсациях за «Мармару». В социально-экономической политике Нетаниягу из-за уступок партнерам по коалиции недостаточно последовательно осуществляет свои былые рыночные лозунги. Правительственные расходы не сокращаются, конкуренция недостаточно стимулируется. Нетаниягу давно и во всём уступает Гистадруту.

Невозможно спорить с тем, что только соперничество, конкуренция в любой области ведут к обновлению, прогрессу. Но у нас в Израиле эта азбучная истина отвергается, как только речь заходит о чьих-то интересах. В нашей политике преобладают партии одного лидера. Они неизбежно деградируют. Это плохо для евреев. Люди яркие, талантливые всё реже пополняют израильские партии. Идти в политику становится дурным тоном...

Миллионная «русская» алия сообщила Израилю мощное ускорение в экономике, образовании, культуре. Но в политике проявила себя весьма негативно. Созданные ею партии оказались авторитарными, антидемократическими. В ИБА никто не дерзал помыслить о смене лидера, но все-таки проводились выборы, возникали дискуссии – хотя их всячески пресекали. В НДИ вообще все решает один человек, которого подчиненные обязаны цитировать и воспевать. Дело не в том, что культы и культики неприличны. Без конкуренции, без генерирования идей и их обсуждения «русские» партии не могли выполнить своих обещаний, которые щедро давались избирателям, и захирели.

Ситуация в Ликуде должна волновать израильское общество, потому что в стране больше не осталось крупных партий, способных решать национальные проблемы. Если Ликуд утратит творческую энергию, его вытеснят политические ловкачи, которые соорудят лоскутный блок из нескольких партий, бросят хитрые кличи и задурят головы избирателям.

Автор этих строк не призывает немедленно сменить Нетаниягу. Но Нетаниягу в своей партии не может находиться в вакууме!

Впрочем, поступают сообщения, что кто-то хочет спасти политическую честь Ликуда. Профессор Владимир Герцберг из Беэр-Шевы намерен участвовать в выборах председателя партии. Он не первый раз предпринимает такие эффектные шаги. Но есть какие-то нормы продвижения гражданина страны в политике. Надо проявить себя в местном отделении партии, попасть в ее центр, надо пользоваться поддержкой партийной массы. Израильских анекдотов о «русских» нам и так хватает.

Комментариев нет :

Отправить комментарий