воскресенье, 26 января 2014 г.

Свобода слова, ранящего души...

Учитель для развития самостоятельного мышления своих учеников предложил им проанализировать преступления израильской армии. Одни журналисты его осуждают, другие защищают, но никто не задает вопрос: почему под свободой слова и правом на дискуссии наши левые понимают исключительно критику ЦАХАЛа, защиту палестинцев и приклеивание правым ярлыка «нацисты»?

До сих пор не утихли споры вокруг учителя обществоведения Адама Верты из школы ОРТ в Кирьят-Тивоне. Его ученица Сапир Сабах отправила министру образования жалобу на педагога. Девушку возмутило то, что он называл ЦАХАЛ преступной армией и преследовал учеников за попытки возражать. Верту вызвали для объяснений к начальству, которое решило его уволить. Такое наказание вызвало протесты в лагере единомышленников учителя. Глава МЕРЕЦа Захава Гальон заявила, что это покушение на свободу слова и нельзя наказывать учителя за желание дать детям более полную картину мира.

Адам Верта не отрицает того, что он придерживается левых взглядов, считает многие действия ЦАХАЛа аморальными и даже участвовал в пропалестинских демонстрациях за границей. Трудно поверить, что с подобными убеждениями он поможет ученикам получить «полную картину мира» - максимум половину картины. Его способ «стимулирования самостоятельного мышления» учащихся – типичная методика хитрых партийных пропагандистов.

Во время урока обществоведения ученики сказали, что ЦАХАЛ – самая моральная армия в мире. Верта предложил им проанализировать вопрос: что такое моральная армия? Он привел примеры жестоких действий ЦАХАЛа против палестинцев и подталкивал их к выводу о том, что израильские военнослужащие ведут себя преступно. Ученики не соглашались с такой позицией, и раздраженный наставник сказал Сапир Сабах, что она хотела бы убить всех арабов.

Инцидент в Кирьят-Тивоне заставляет задуматься о двух проблемах: «странной» интерпретации израильскими ультралевыми принципов демократии и границах дозволенной в школе критики основополагающих ценностей еврейского государства.

Левые шумят о подавлении свободы слова и свободы совести, о важности дискуссий в обществе, о недопустимости одностороннего взгляда на актуальные проблемы, когда власть пытается пресечь их экстремистские, вредящие Израилю действия. Несколько примеров.

Молодую девушку Анат Кам приговаривают к тюремному заключению за кражу секретных армейских документов. Левые кричат: «Человека нельзя судить за убеждения!»

В День Независимости над арабскими школами, финансируемыми еврейским государством, поднимают траурные флаги. Левые одобряют: «У нас свобода совести».

Из-за рубежа прибывает группа анархистов, чтобы устраивать в запрещенных для посещения зонах на территориях провокационные стычки с ЦАХАЛом. Их пытаются выдворить отуда. Левые возмущаются: «Почему вместо демократических дискуссий применяется сила?»

В кнессете обсуждается закон, который обязывает общественные организации, занимающиеся антиизраильской деятельностью, отчитываться о своих спонсорах. Левые устраивают истерику: «Это удар по демократии!»

Новая законодательная инициатива: наказывать евреев, которые называют других евреев нацистами. Левые всегда приклеивавшие этот ярлык правым, гневно протестуют: «Не позволим попирать свободу слова!»

Израильские леваки не хотят никакой свободы мысли и сами, вопреки своей репутации интеллектуалов, глубиной мышления не блещут. Какие-нибудь их философские, социально-экономические, культурологические труды известны за границами нашей страны? Недавно комиссия из авторитетных европейских ученых, ознакомившись с деятельностью израильских факультетов общественных наук, констатировала: это не наука, а партийная пропаганда...

Вернемся к скандалу в школе ОРТ. Если бы даже Адам Верта искренне намеревался учить подопечных грамотно анализировать, то делал он это совершенно неграмотно! Учитель предлагал примеры жестких действий ЦАХАЛа против палестинцев, но рассматривал эти факты вне контекста и в статике. Естественно, если задать абстрактный вопрос: хорошо ли стрелять в девочку на КПП или бомбить дома мирных жителей – ответ будет однозначным. Но если учесть, что арабские террористы, в том числе женщины, не раз взрывались на КПП, а резко шагнувшую к солдату арабскую девочку 14-15 лет трудно отличить от 18-летней, то можно ли осуждать солдата, который действовал по инструкции и хотел предотвратить взрыв и гибель многих людей? Точно так же надо учесть, что арабские террористы прячутся среди мирных собратьев, а до авианалета они обстреливали ракетами израильские жилые районы, где нет военных объектов.

Конечно, педагог-аналитик мог бы торжествующе спросить учеников: а в чем причина террора – не в израильской ли оккупации? Но тогда или ученикам, или ему самому следовало вспомнить, что арабский террор появился в период первых волн алии, ничем не угрожавших местным арабам, что в 1947 году ООН проголосовала за создание «двух государств для двух народов», но арабы отвергли план раздела Палестины и последующие мирные предложения Израиля, так как хотели уничтожить евреев.

Вот если бы Адам Верта указанным образом проанализировал вопрос о моральной оценке израильской армии, Захава Гальон могла бы утверждать, что учитель предложил ученикам полную картину.

Еврейская традиция поощряет самые дерзкие и кощунственные вопросы. Но она же мудро оставляет их для осмысления людям зрелым. В детском возрасте человек мыслит абсолютными категориями, поэтому преступно прививать ему в школе базовые понятия и тут же расшатывать их.

Школа любой страны не только вооружает учащихся знаниями, но и воспитывает их в духе уважения к главным ценностям своего государства. Израиль появился и остается на карте только благодаря сионизму. Суть сионизма создатели государства формулировали просто: алия, заселение Эрец-Исраэль, оборона. Внушать детям, что эта земля принадлежит не нам, что армия, защищающая страну, преступна, - это разрушение нации. К сожалению, и алия для любителей «полных картин» - не безусловная ценность. В конце прошлой каденции «русским» политикам пришлось выдержать яростный бой за запрещение учебника обществоведения, автор которого Адар Коэн, единомышленник Адама Верты, учил школьников, что нынешняя алия – это гои и православные, ненавидящие арабов.

В последние годы предлагались разные проекты школьной реформы. Но ни правые, ни левые министры образования не сформулировали воспитательных задач израильской школы. Сегодня министр образования Шай Пирон сокращает учебные программы, однако о воспитании умалчивает. Именно он был обязан откликнуться первым на скандал в Кирьят-Тивоне, но отделался уклончивым заявлением о необходимости дискуссий в школе. Впрочем, Пирон и будущее израильской школы – тема для отдельной статьи, которую я вскоре предложу читателям.

2 комментария :

  1. Александр Ю.26 января, 2014 22:02

    Приходится соглашаться с автором на 100%. Как-то обидно даже...

    ОтветитьУдалить