суббота, 23 августа 2014 г.

Эрдоган и ХАМАС: позеленевшая любовь

Когда несколько раз в день воют сирены, нет настроения углубляться в зарубежные новости. Израильские СМИ мельком сообщили о победе Эрдогана на президентских выборах в Турции. Но это событие имеет прямое отношение к ситуации, в которой находится Израиль, а еще больше будет влиять на нее в ближайшем будущем.

Эрдоган против Ататюрка

Прежде президента в Турции избирал парламент. Эта должность была чисто представительской. Эродоган изменил законодательство и принял участие в первых прямых выборах президента только с одной целью: переделать конституцию и сосредоточить в своих руках всю полноту власти. Чтобы стать премьер-министром, надо возглавлять победившую на парламентских выборах партию и суметь сколотить коалицию. Теперь же получение в первом туре абсолютного большинства голосов превратило Эрдогана в единоличного правителя, который ни от кого не зависит.

Став премьер-министром в 2003 году, он целенаправленно и радикально изменял политику, идеологию, направление развития страны. Эрдоган уничтожил принципы, на которых базировались реформы великого Ататюрка.

После поражения Османской империи в Первой мировой войне Ататюрк сумел добиться изменений, до того не виданных в мусульманских странах. В 1920-е годы он в кратчайший срок ликвидировал султанат, провозгласил республику, заменил шариат гражданским правом, ввел светское обучение и европейскую одежду. Дипломатично называя ислам духовной основой турецкого национализма, мудрый Ататюрк предотвратил реванш клерикалов: он сделал армию гарантом продвижения страны по светскому, демократическому пути. Уже после его смерти в тех случаях, когда исламисты добивались успеха на парламентских выборах, военные не допускали их к власти.

Последний раз такой военный переворот произошел в 1997 году. Исламистская Партия благоденствия, которой руководил Нежметтин Эрбакан, была запрещена, а его ученик Эрдоган четыре месяца отсидел в тюрьме. Выйдя на свободу, он создал религиозную Партию справедливости и развития, вскоре выигравшую выборы. Закон запрещал занимать пост премьер-министра политику с судимостью. Поставленный Эрдоганом во главе правительства Абдулла Гюль (ныне завершающий президентскую каденцию) отменил этот закон и в 2003 году отдал кресло лидеру партии.

Эрдоган проявил себя как осторожный, расчетливый руководитель. Он немало сделал для подъема экономики и укрепления обороноспособности Турции, улучшил положение социально слабых слоев, поддерживал тесное сотрудничество с Израилем. Несмотря на свое религиозное воспитание и приверженность исламистским лозунгам, Эрдоган вел себя достаточно сдержанно, чтобы не встревожить армию. Но, укрепив свою власть, он нанес неожиданный удар по армейской верхушке. Самые влиятельные генералы были обвинены в подготовке государственного переворота и уволены.

Подавив оппозицию, Эрдоган взял курс на гегемонию Турции в исламском мире. Хамский выпад против Шимона Переса на форуме в Давосе обозначил конец дружбы с Израилем. Эрдоган затеял провокацию с отправкой «флотилии мира» в Газу. Сегодня он сравнивает Израиль с гитлеровской Германией. Антиизраильская пропаганда распаляет чернь. На днях в Стамбуле убита пожилая пара, пользовавшаяся большим авторитетом в еврейской общине.

В следующем году в Турции пройдут парламентские выборы. Наверняка законодатели поставят властителя, для приличия называемого президентом, над демократическими институтами. Эродогану всего 60 лет. Он видит себя главой всемирного халифата.

Исламизация и модернизация

Израильские левые, обвинявшие правительство Нетаниягу в нежелании предпринять «шаги для улучшения отношений» с Турцией, как обычно, живут извращенными фантазиями и в упор не видят реальности. Турция вступила в период исламской контрреформации, и ей не по пути с «сионистским образованием».

Поддержка Эрдоганом ХАМАСа беспокоит Израиль. Но судьба Турции – глобальная драма.

До сих пор Турция была единственным доказательством того, что мусульманская страна может преодолеть религиозный фанатизм и стать современным демократическим государством. Эрдоган быстро разрушает эту иллюзию.

Эрдоган понимает необходимость сохранения экономического потенциала Турции. Он выступает за научно-техническое развитие мусульманских стран. Но сочетаются ли исламизация и индустриализация?

Саудовская Аравия, Катар, Эмираты не дают утвердительного ответа на этот вопрос. Они получают колоссальные доходы от продажи нефти и газа. Но – по определению - не могут стать светскими государствами. В них сохраняются невежество, религиозный фанатизм, современное образование получает незначительная часть населения. Для квалифицированной работы нанимаются зарубежные специалисты.

В Иране есть университеты, интеллигенция, но это потенциальная база оппозиции, которую аятоллы держат под контролем. Похоже, таким путем пойдет и Турция. В этих двух странах не уменьшается социокультурный разрыв между городским и сельским населением.

Один из крупнейших экспертов по исламу Бернард Льюис пишет: «Мусульманские фундаменталисты полагают, что проблемы исламского мира проистекают не из недостаточной, а из чрезмерной модернизации, которая для них является предательством исламских ценностей».

Ведущие исламские государства напоминают сталинский СССР: запуганный, недоедающий народ, феодальное право в деревне – но атомная бомба в руках диктатора-параноика.

Тоталитаритаризм, темнота масс – благодатная почва для разнузданной коррупции, которая задушит любые достижения. Разоблачение неблаговидных махинаций Эрдогана и его сына вызвали самые опасные для национального лидера массовые беспорядки. Не надо забывать, что новый президент Турции получил на недавних выборах только 52 процента голосов. В связи с подмоченной репутацией Эрдогана в СМИ муссировалась анекдотическая история. Во время предвыборного митинга Эрдогана одной женщине стало плохо от августовской жары, и она упала в обморок. Кандидат в президенты лично поспешил ей на помощь при направленных на него телекамерах. Придя в себя, женщина испуганно посмотрела на Эрдогана и закричала: «Куда исчезли мои золотые браслеты?».

Немножко антиутопии

По сравнению с нынешней ситуацией на Ближнем Востоке 1960-е – 1970-е годы уже кажутся идиллией. Ну, получали от СССР танки и самолеты Египет и Сирия, ну, проникали иногда террористы в Израиль. Но диктаторы держали свои страны в узде, и их действия были предсказуемыми.

Сейчас вокруг Израиля, как ядовитые грибы, появляются халифаты. ХАМАС, «Хизбалла» - это почти государства. Политическая карта региона окрашивается в зеленые цвета – подобно красно-коричневой Европе после пакта Молотова-Риббентропа. «Арабская весна» обернулась наступлением исламских изуверов и раздроблением многих государств.


Оптимисты уверяют, что все это даже хорошо для Израиля, который должен играть на противоречиях между соперничающими исламскими лидерами и создать коалицию с умеренными мусульманскими государствами. Планы не просто наивные – крайне опасные!

Откуда взялись мифы об «умеренном» исламе? К этому лагерю причисляют Саудовскую Аравию, управляемую салафитами, Иорданию, с трудом сдерживающую своих фанатиков, и Абу-Мазена - верного соратника террориста номер один. Умеренной считалась Турция, но очень неумерен Эрдоган.

Что делать Израилю, окруженному морем иррационального фанатизма?

Ясно, что в столкновениях с атакующими его соседями Израиль уже не может позволить себе былой роскоши благодушия, когда он не продолжал победного марша до Каира и Дамаска и благородно позволял взятому на мушку Арафату отплыть из Бейрута в Тунис. Рекомендации об оккупации Газы осуществить теоретически можно, но это не метод. Израиль не займет территории всех враждебных к нам соседей. Сегодня враги так опасны, что после первых же ударов по Израилю необходимо быстро и беспощадно уничтожать их военный арсенал и ликвидировать их лидеров. Допускать усиление технического потенциала террористических режимов до обстрелов Иерусалима, Тель-Авива, Хайфы – это попытка самоубийства.

«Железный купол» - гениальное изобретение. Но защита, передача инициативы противнику полностью противоречат военной доктрине Израиля. В 1967 году мы умели наносить упреждающие удары.

Израиль не может вести войну против всего Ближнего Востока, который не станет более прогрессивным – на что надеялась Америка. Надо рассчитывать на самопожирание каннибальских сообществ, но логическое течение этого процесса займет целую эпоху. Пока Израиль должен бить тех, кого надо немедленно бить, а в отношениях с другими мусульманскими странами использовать – не дружбу - торомозящее дипломатическое оружие. Конечно, для этого нам нужен МИД, не заточенный на дружбу с Россией, а умеющий говорить с арабами. Конечно, руководить этим ведомством не может политик, который популистскими детскими прибаутками исключил общение с ним арабских лидеров.

Время работает на Израиль. Мы жалуемся на плохое отношение к нам Европы. Но ее терпение по отношению к наглым и агрессивным пришельцам иссякает. Она уже открыто признает крах политики мультикультурализма, поощрявшей потребительство и бандитизм мусульманских меньшинств. Эти общины отправляют на ближневосточные войны тысячи (!) боевиков, отъевшихся на европейских хлебах: весь мир мог видеть отсечение головы американскому журналисту, пленнику ИГИЛ, и... услышать отменный лондонский акцент палача. Так уже убивают и англичан.

Крайне важен для Израиля... нынешний конфликт России с Западом. Он показал, что Америке и Европе совсем не обязательно развязывать третью мировую войну против фашистского режима – более чем эффективны экономические санкции. Такие меры могли бы поставить на колени и Иран, но тут не хватило духа у Обамы.

Ускорение добычи сланцевых энергоносителей в США и Европе приведет к тому, что арабские страны захлебнутся своей нефтью. Неизбежным станет и изменение политического порядка на планете. Мне приходилось писать о том, что угрозы Эрдогана о создании «альтернативной ООН» - в интересах цивилизованного мира! ООН, в которой решает арифметическое преимущество отсталых антидемократических государств, изжила себя. Человечеству придется создать что-то вроде двух политических «лиг»: высшая превратится в клуб демократических государств, принимающий решения, обязательные для низшей группы – стран, не избавившихся от тоталитаризма.

У полусотни мусульманских стран есть свой «клуб» - Организация исламская конференция (ОИК). Этой компании прогресс не угрожает: он не совместим с тиранией, подавлением свободы мысли. Несколько университетов ничего не изменят. История знает прецеденты усиления мира ислама, сменявшегося одичанием. Но и нам к такому отрадному моменту хорошо бы не повторить роковые расколы нашего маленького государства...

Комментариев нет :

Отправить комментарий