среда, 13 августа 2014 г.

Министр по отмыванию истории

Хотя по биоритмам я - «жаворонок», посмотрел заполночь на канале «РТР-планета» документальный фильм «Черные мифы о Руси. От Ивана Грозного до наших дней». Впечатление жуткое! Страна, на культуре которой мы выросли, погрузилась в мутную паранойю...

Cоздал фильм молодой режиссер НТВ Андрей Куренков. Мало кто помнит сделанную им передачу «Герои ментовских войн». Говорить о выборе режиссером творческого пути позволяет разве что его недавний фильм «Русский след Ковчега завета» (!!!). Это область мифов, прославления родины слонов, в которую Куренков - не слишком вдохновенно, но дисциплинированно - погружается в картине, охватывающей эпоху «От Ивана Грозного до наших дней».

С первых секунд начинается бурение мозгов зрителя надрывным зачином:
«Немытая Россия, которая научила мыться европейцев. Царь-кровопийца, который казнил в сотни раз меньше людей, чем его английский современник. Сумасшедший тиран, при котором русская армия заняла Рим, Корфу и Мальту. Диссиденты-перебежчики, которые знали, что будет дальше, лучше дьяков посольского приказа... 400 лет информационных войн... Почему информационная война против России началась именно во времена Ивана Грозного? Информационные источники с запада порой попадали в цель и в самой России. Жители начинали верить, что именно так беспросветно и выглядят их прошлое и настоящее... Отечественная история загромождена мифами западного происхождения, созданными специально, чтобы принизить русскую историю. Этот фильм – одна из реальных попыток развенчать нагромождение лжи».

В опровержении мифов участвуют заслуженные патриоты: президент Фонда исторической перспективы Наталия Нарочницкая, министр культуры Владимир Мединский, а также несколько неизвестных докторов исторических наук.

Тем, кто спит по ночам, объясню: «царь-кровопийца» и «сумасшедший тиран» - это Иван Грозный и Павел I, «диссидент-перебежчик» - Андрей Курбский.

Иван Грозный описан как мудрый государь, создавший могучую страну, однако не оцененный по достоинству английской королевой Елизаветой I, к которой он сватался. По мнению авторов фильма, он выиграл бы Ливонскую войну, но Курбский выдал врагам секретные планы русской армии. А жестокость Ивана Грозного – клевета иностранных агентов, которые под видом путешественников публиковали записки, очернявшие Московию. Да оборотились бы на себя: Варфоломеевская ночь, казни Генриха VIII по количеству жертв не сравнимы с маленькими издержками централизации русского государства. Взять хоть русскую колониальную политику, одухотворенную необыкновенной человечностью: держава дошла до Тихого океана, не уничтожая покоренных народов и не отнимая их земель!

Так же идиллически изображается царствование Павла. Устранение императора приписывается Англии, которая контролировала моря и мировую торговлю и была напугана успехами Суворова в Европе.

По словам выступающих в фильме комментаторов, в информационной войне против России Запад делал упор на якобы царившие в ней варварство и тиранию, ибо боялся российских правителей, усиливавших страну. В то же время клеветники России восхищаются слабыми руководителями – Николаем II или Горбачевым.

Наукой в фильме не пахнет. Итоги расправ Грозного со своим народом преуменьшаются – так же, как сегодня не придается значение масштабам сталинских репрессий. Зато создатели фильма приводят самые устрашающие подсчеты жертв религиозных войн в Англии и Франции, хотя большинство историков склоняются к более умеренным цифрам.

Самым невежественным зрителям предназначен сюжет о сватовстве мудрого русского царя к глупой английской королеве. В исторической литературе этот эпизод всегда преподносился в комических тонах. Именем Елизаветы названа одна из самых блистательных эпох в европейской культуре, а Грозный в период переписки с ней слабел умом и был несомненным сексуальным маньяком.

Ливонская война длилась 25 лет с переменным успехом. Неужели штаб Ивана Грозного разработал на такой срок точные оперативные планы, которые выдал врагам Курбский!

Колонизация Сибири действительно не сопровождалась передачей русскому дворянству областей вечной мерзлоты. Легко прошло покорение народов, находившихся на стадии родового строя. Но попозже, при захвате Россией Кавказа и Средней Азии, при разделе Польши, были пролиты моря крови.

Англия во времена Павла не боялась торговой конкуренции и армии слаборазвитой страны. Даже спустя полвека она разбила Россию в Крымской войне.

Западные историки никогда не восхищались Николаем II, разве что жалели. Горбачева весь цивилизованный мир ценит за первую попытку изменить тоталитарный коммунистический режим, каковую несправедливо называть слабостью.  

Если кто-то и занимается фальсификацией русской истории, то это хозяева Кремля, по указанию которых российские телеканалы заполняет убогая стряпня. Путин разделяет сталинское восхищение строгим отцом народа и эффективным менеджером Иваном Грозным. Русские историки таких восторгов не испытывали.

Когда вышла в свет очередная часть карамзинской «Истории государства российского», посвященная Ивану Грозному, общество было потрясено, а этот том сразу стал бестселлером.

Сергей Соловьев был краток: «Не произнесет историк слово оправдания такому человеку; он может произнести только слова сожаления».

Василий Ключевский писал: «Положительное значение царя Ивана в истории нашего государства далеко не так велико, как можно было бы подумать... Карамзин преувеличил очень немного, поставив царствование Ивана... по конечным результатам наряду с монгольским игом».

Страшен Грозный на знаменитой картине Репина. Алексей Константинович Толстой в предисловии к роману «Князь Серебряный», действие которого происходит при Иване Грозном, признавался: «В отношении к ужасам того времени автор оставался постоянно ниже истории. Из уважения к искусству и к нравственному чувству читателя он набросил на них тень и показал их, по возможности, в отдалении. Тем не менее он сознается, что при чтении источников книга не раз выпадала у него из рук и он бросал перо в негодовании, не столько от мысли, что мог существовать Иоанн IV, сколько от той, что могло существовать такое общество, которое смотрело на него без негодования. Это тяжелое чувство... было отчасти причиной, что роман, начатый более десяти лет тому назад, окончен только в настоящем году».

Исторические мифы – оружие тоталитарных режимов. Такая ложь живет два-три десятилетия.

Если есть основания стыдиться прошлого, то надо переделывать не историю, а страну, которую сформировала такая история. Невозможно изменить того факта, что Россия веками была изолирована от Европы. Русский народ был знаком с банями, но в Европе они существовали еще в античные времена. В эпоху Ивана Грозного Россия ни политически, ни экономически не интересовала Европу, у которой не было причин вести «информационные войны», технически невозможные в начале эры Гутенберга.

Иностранные путешественники ездили в Россию из любопытства, а не по заданию спецслужб. Они оставили добросовестные описания, до сих пор являющиеся важнейшим материалом для историков.

В XVI веке в Европе давно существовали университеты, там делались великие научные открытия, там творили Шекспир, Сервантес, Рафаэль, Микеланджело. Россия рванулась из средневековья вслед за европейской культурой только благодаря Петру I, еще через столетие ее достижения оценил весь мир.

Сегодня российская власть равняется не на великую русскую культуру, а на Ивана Грозного и Сталина. На воре шапка горит: недаром в фильме «Черные мифы о Руси» визгливо отрицаются варварство и тирания в русской истории. Не случайно главным врагом России выставлена Англия. Дело в том, что во времена Грозного США еще не существовали. В Европе же Путин не сумел очаровать только английских лидеров, которые осмелились требовать выдачи Андрея Лугового, подозреваемого в отравлении полонием Александра Литвиненко.

У Сталина хватило ума не превращать переписывание истории в шумную пропагандистскую кампанию. Его почитатель, ныне возглавляющий державу, своими топорными действиями только возбуждает интерес общества к истории! Путин продолжает большевистскую традицию выдвижения в начальники по идеологии людей серых, но ретивых.

Сценарист «Черных мифов о Руси» - некий Владимир Краснов. Похоже на псевдоним. А вот министр культуры Владимир Мединский известен серией книг «Мифы о России». Тема его докторской диссертации: «Проблемы объективности в освещении русской истории второй половины XV-XVII в. в.». Кино Мединский любит – лично возглавляет Российское военно-историческое общество, без санкции которого не получит финансирования ни один фильм на тему далекой или недавней истории.

В диссертации Мединского найдены краденые куски чужих работ. По мнению специалиста по русской истории XVII века Алексея Лобина, «докторская» соответствует уровню курсовой на первом-втором курсе. Он констатирует, что Мединский, обвиняя Запад в клевете на Россию, не приводит никаких фактов, и называет его методологию «пещерным источниковедением».

Мединский не опасается разоблачений, пока не разочаровал Путина. Президент помнит, что он входил в комиссию по борьбе с фальсификациями истории, закрытую Медведевым. Мединский уже заявил, что его министерство не будет заниматься программой «Об увековечении памяти о жертвах политических репрессий».

Мединский предан Путину, как Суслов Сталину. Пару лет назад он опубликовал роман «Стена» - об обороне Смоленска в начале XVII века. В литературной среде ее прочел только саратовский критик Роман Арбитман. Его восхитили утверждения о том, что древний Смоленск превосходил европейские города качеством фортификации, комфортом, красотой. Но особенно впечатлил критика величественный персонаж – старец Савватий, восклицающий: «Везде супостатов преследовать будем. На дороге – так на дороге. А ежели в сральнике поймаем, то и в сральнике загубим». Настырный критик написал язвительную рецензию, благодаря которой цитаты из книги разошлись по Интернету. Арбитмана уволили.

Все чаще увольняют журналистов и таскают в полицию. В России прогрессирует паранойя. Чтобы население не думало о раздавленной демократии, о коррупции, о разорительных войнах с соседями, его запугивают страшилками о глобальной русофобии.

Причитала ли когда-нибудь Меркель о массовой нелюбви к Германии или Олланд – о всеобщей ненависти к Франции? Только в России гадают на волосках, вырванных из грузинских, чеченских, украинских шевелюр: любят или не любят? А за что, собственно, любить?

Комментариев нет :

Отправить комментарий