пятница, 29 августа 2014 г.

«Несокрушимая скала» в тумане

Вроде бы операция в секторе Газы завершилась. Но констатировать данный факт с полной уверенностью нельзя. Во-первых, по ходу военных действий Израиль несколько раз объявлял о прекращении огня. Во-вторых, уже много лет, в сущности, идет не прекращающаяся операция против ХАМАСа...

Теперь, когда премьер-министр заверил народ Израиля, что все позади, можно заглянуть ему за спину, а заодно задуматься о будущем.

Нетаниягу охотно и многословно подводит итоги. Он взахлеб перечисляет достижения Израиля в операции «Несокрушимая скала», явно подозревая, что не все с ним согласны.

Трудно и соглашаться, и возражать, ибо создалась уникальная для Израиля ситуация: глава правительства заключил соглашение о перемирии с террористической организацией, но обществу до сих пор неизвестны конкретные пункты этого договора! Нетаниягу пользуется обтекаемыми формулировками, напускает туман, а мы не знаем, что он обещал ХАМАСу и обещал ли ему что-то ХАМАС. Многие израильтяне, жившие рядом с сектором Газы и эвакуировавшиеся, пока не спешат возвращаться...

Пока шли военные действия, нельзя было паниковать, устраивать истерики, критиковать Нетаниягу, требовать отчета о каждом его решении. Но и теперь премьер-министр продолжает держать народ в неведении!

Мы не знаем, почему глава правительства и министр обороны подписывают соглашение о перемирии, держа этот документ в секрете даже от «узкого кабинета» по вопросам безопасности. Для чего тогда создан этот орган?

Мы не знаем, какое «ослабление режима блокады» допустил Нетаниягу. Будет ли по-прежнему ограничено сообщение с сектором Газы, или речь идет о фактическом снятии блокады?

Мы не знаем, какое участие в «гуманитарной помощи» Газе обязался оказывать Израиль. Мы продолжим обеспечение сектора электроэнергией, продуктами, медикаментами или намерены восстанавливать здания, разрушенные в ответ на ракетные обстрелы израильских городов? Учитывая, что Нетаниягу не возражает против поставок в Газу цемента и стройматериалов, а контролировать их использование неспособен, Израиль фактически поможет восстановить и взорванные тоннели!

Главное, чего не объясняет Нетаниягу: какими были цели операции «Несокрушимая скала», ради чего страна находилась 50 дней под обстрелами, ради чего гибли военнослужащие и мирные граждане?

В изображении премьер-министра все эти 50 дней он стремился к установлению тишины. Соответственно, важнейшим для Израиля итогом операции он считает прекращение военных действий на длительный срок. В такой трактовке наша страна выглядит беззащитной сироткой, которая счастлива, что ее перестали обижать. И это Израиль – входящий в число ведущих экспортеров вооружений, располагающий одной из лучших армий в мире!

Разумеется, глупы вопли «Израиль опозорился!», «Израиль потерпел поражение!». Конкретные итоги военного столкновения очевидны: террористов погибло во много раз больше, чем солдат ЦАХАЛа (хотя... приводимые израильской стороной цифры о потерях врага не раз менялись!). Не сравнимы разрушения и жертвы среди гражданского населения. Но оценка этих достижений – повторю - зависит от того, какие цели ставило руководство Израиля в военной операции.

К сожалению, в период после Осло израильские лидеры затевают войны, как личную детскую игру, в которой ни перед кем не обязаны отчитываться.

Вторгаясь в Ливан в 2006-м, Ольмерт, Перец, Халуц объявили, что надо освободить двух похищенных израильских солдат. Как потом выяснилось, они знали, что военнослужащие были убиты в момент нападения на них. По ходу дела придумали версию о необходимости уничтожения арсеналов «Хизбаллы». Но, ограничив зону военных действий узкой приграничной полосой, до этих арсеналов нельзя было добраться.

Никто не объяснил задачи операций «Литой свинец», прекращенной на подступах к столице Хамастана, и «Облачный столп», проведенной в темпе блица. Если «Несокрушимой скалой» Нетаниягу хотел даровать соотечественникам тишину, то ее нарушили как раз удары по Газе. Темня насчет условий нынешнего перемирия, изобретательный Биби говорит, что они основаны на... соглашении, достигнутом в итоге операции «Облачный столп». Но ведь то соглашение ХАМАС нарушил!

Глава правительства избегает честного разговора с обществом. Упоминаемые скороговоркой пункты соглашения о перемирии можно трактовать как победу Израиля, а можно и усматривать в них потенциальную причину для возобновления ХАМАСом войны.

Биби напирает на то, что отвергнуты все требования ХАМАСа. Так ли это? Допустим, Израиль отказался заниматься переводом зарплат функционеров ХАМАСа в Газу. Но если будет ослаблен контроль над КПП, деньги можно доставить и без нашей помощи.

Раширять зону рыболовства для жителей Газы Израиль явно не отказывается. А это облегчит ХАМАСу установление контактов со своими союзниками.

Можно поверить, что Израиль в обозримом будущем не позволит восстанавливать аэропорт в Газе. Но в соглашении о перемирии вроде говорится, что в течение месяца стороны обсудят вопрос об открытии морского порта. Тут надо отметить, что Нетаниягу умеет кормить обещаниями и израильтян, и Абу-Мазена, но с ХАМАСом так хитрить не надо. Если Биби обязался обсуждать тему морского порта, террористы ему это напомнят, а при случае нарушат перемирие. Чем чревато появление у ХАМАСа морского порта, объяснять не надо.

В 2006 году, после просчетов во Второй Ливанской войне, нас уверяли, что ЦАХАЛ извлек уроки из ошибок. Возможно, в армии стали проводить больше тренировок, учений и подготовка солдат улучшилась. Но начинать надо не с этого.

По-прежнему плохо работает военная разведка. «Хизбалла», ХАМАС преподносят нам сюрпризы: ракетные арсеналы, подземные бункеры, тоннели, новая тактика - а наше командование каждый раз обескураженно разводит руками: «Не ждали».

Разведка деквалифицировалась, потому что Израиль отказался от прежней военной доктрины. Наши правительства не дают ЦАХАЛу атаковать, в ходе военных столкновений наши премьеры норовят поскорей заключить соглашение о прекращении огня, обессмысливая огромные затраты и гибель солдат.

В последние два месяца критикующие премьер-министра в основном предавались интеллектуальным размышлениям о его физиологических изъянах. Допустим, Нетаниягу не отличается твердостью. Ольмерту или Бараку не откажешь в характере – но во Второй ливанской войне, в операции «Литой свинец» они его не демонстрировали. Леви Эшколь считался нерешительным политиком, а при нем Израиль разгромил три страны за шесть дней. Дело не в индивидуальной психологии, а в деградации израильской военной стратегии.

Израиль ждет ракетных обстрелов, долго уговаривает бандитов их прекратить, а потом ввязывается в тягучие, малоэффективные операции. Нам объясняют, что наша армия против чрезмерной жестокости и избегает ненужных жертв. Но именно затягивание военных действий, нерешительность увеличивают человеческие потери! А ведь есть еще и финансовый ущерб. Если войну ведут два месяца, резко возрастают расходы государства на компенсации владельцам предприятий и жильцам поврежденных домов в зонах ракетных обстрелов.

За 50 дней первоклассная армия не смогла разобраться с террористами на небольшом пятачке. Когда-то израильские премьер-министры и генералы вели войны на уничтожение противника, они не боялись окружать и перемалывать регулярные арабские армии. ЦАХАЛ не входил в Каир и Дамаск, но Даян, Рабин, Шарон не проливали крокодильих слез из-за того, что на Синае умирали от жары и жажды попавшие в кольцо враги. Когда Арафат подло наносил по Израилю удары из Ливана, израильская армия дошла до Бейрута и ФАТХ бежал в далекий Тунис.

В последнее время мы воюем только с террористами. Прежде наши лидеры не вели с ними переговоров. Сегодня израильские руководители лицемерно уверяют, что не изменили своих принципов, однако ведут переговоры с головорезами через посредников, как будто с моральной точки зрения это что-то меняет.

Долго ли продержится перемирие? Никто не ответит на это вопрос. Возможно, месяц или два. По «среднестатистическим» данным – не более двух лет. Хорошо бы за это время что-то изменить в Израиле.

Кто громче всех предлагает себя в качестве спасителей родины, мы слышали во время операции «Несокрушимая скала» и слышим после нее. Пригодность к роли национального лидера измеряется не децибелами.

Безопасность Израиля зависит не только от ХАМАСа, который, без сомнения, вышел политически ослабленным из обмена ударами с Израилем. Вокруг нас активизируются самые фанатичные исламисты. Это пугает многие страны Ближнего Востока. Пока нас не втянули в серьезные войны, надо говорить с арабами. Но у нас уже две каденции существует МИД, с руководителем которого не намерен встречаться ни один арабский политик из-за его детских дразнилок типа «бомбить Асуан-Тегеран». Вряд ли, пересев в кресло премьер-министра, он станет вхож к арабским коллегам да и во многие европейские кабинеты. За инфантильность в политике надо платить.

Самый бескомпромиссный противник любых уступок соседям – глава Еврейского дома Нафтали Беннет. Он импонирует многим израильтянам и биографией, и личным обаянием, и складными речами, но в реальной политике еще ничего не показал. Не забывает ли Беннет, что пока он – министр экономики? Сейчас его задача – не выдвигать глобальные политические программы, а проследить за выплатой компенсаций пострадавшим от военных действий предпринимателям и сделать все для сохранения экономического потенциала страны. По этим делам будут судить о том, способен ли он на нечто большее.

Быть профессионалами и больше думать – это, пожалуй, главный вывод после не самой блестящей израильской войны.

Комментариев нет :

Отправить комментарий