суббота, 7 марта 2015 г.

«Эдип»: черно-белая версия

Мы не без оснований поругиваем израильское коммерческое искусство. Но тот, кто хочет убедиться в существовании у нас настоящей культуры, должен посмотреть «Эдипа», поставленного Хананом Сниром в «Габиме»!

Режиссерская трактовка Ханана Снира начинается с того, что он ставит не «Царя Эдипа» («Эдипус ха-мелех»), а «Эдипа». Если у Софокла трагическую коллизию создает столкновение гордого царя с необоримым Роком, то Снир перемещает главного героя из трансцендентного мира в понятную нам реальность. Его Эдип – обыкновенный человек среди таких же обыкновенных людей, к которым относятся и... зрители. Спектакль идет в самом маленьком зале «Габимы» на площадке, практически не отделенной от зала, и у тех, кто воспринимает это действо, возникает ощущение личной причастности к нему. Исчезает раздражающий сегодня (будем откровенны) античный хор, чьи функции распределяются между действующими лицами.

Эдип превращается в жертву вечной непознаваемости мира и человеческой души. Сценография Рони Торена предельно обобщена – мы видим знакомое нам место, где люди самонадеянно надеются понять и излечить себе подобных. Завязка спектакля – сцена, в которой целители в белых халатах пытаются определить причины заболевания пациента. Они на приблизительном языке науки используют термины «эдипов комплекс», «подсознание», что ничего не объясняет, но разворачивает во времени историю Эдипа.

Перипетии гениальной фабулы Софокла в спектакле Снира больше напоминают мастерски сплетенный детектив, нежели проявления коварства богов и беспощадности Рока. Недаром прорицатель Тиресий (его потрясающе играет замечательная актриса Двора Кейдар) советует Эдипу, ищущему причины своих несчастий, найти их в себе. Он сам себя запутал и сам совершил страшные преступления, ибо запутано наше бытие, а он всего лишь человек, подверженный человеческим страстям.

Работы художника Полины Адамовой всегда становятся не «оформлением», а частью режиссерской концепции. В «Эдипе» она создала костюмы. Когда действие переносится из экспозиции в пространство Софокла, «врачи» надевают поверх халатов черные накидки, что вызывает ассоциацию с судьями. Но смысл этой черно-белой графики универсальней: она отражает противоречие, изначально заложенное в мире и человеке, из-за чего трагичность нашего существования никогда не сменится идиллией.

А судья – это сам Эдип. Он не оправдывает себя вмешательством в его судьбу внешних сил. Он заслушивает свидетелей, устанавливает факты: убил отца, участвовал в кровосмешении - и потому выносит себе жестокий приговор. И это Софокл, от логики которого режиссер – при всей оригинальности постановки – не отходит ни на шаг!

«Эдип» Ханана Снира показывает, что совсем не обязательно «осовременивать» классику внесением в текст отсебятины, плоских шуточек или топорной эротики, чем пытаются привлечь зрителя малоинтеллектуальные режиссеры. Гораздо труднее постичь ее - для этого требуется высокая культура всех создателей спектакля.

Главную роль в «Эдипе» играет Алекс Круль. Он всего два года назад окончил театральную школу, с тех пор сыграл в нескольких спектаклях ведущих театров, но впервые проявил свой истинный потенциал. Возможно, Эдип окажется для него тем же, чем в свое время стал Гамлет для юного Итая Тирана, ныне звезды Камерного театра.

«Габима» раскрывает всё новые грани таланта Евгении Додиной. В «Эдипе» она достигает мощного трагедийного накала в роли Иокасты.

Сильно играют и другие актеры. Особенно выделю (кроме уже названой Дворы Кейдар) Гиля Франка – Креонта и Дова Рейзера – Вестника.

1 комментарий :

  1. Блеск, а не статья! У Вас несомненный талант. Спасибо. Пойду заказывать билеты.

    ОтветитьУдалить