четверг, 19 марта 2015 г.

Триумф Нетаниягу на обломках национального лагеря

В Израиле не бывает скучных выборов. После закрытия избирательных участков началась арифметическая вакханалия, которая к утру завершилась убедительной победой Нетаниягу. Уже высказываются претензии к социологам, но лично я за полтора месяца до выборов предсказал – именно на основании опросов! – рывок Ликуда на финишной прямой. А сейчас, пока Нетаниягу формирует свое четвертое правительство, стоит поразмыслить о цене победы и о новых тенденциях в израильской политике.

Cлово в защиту социологии

Не в первый раз выборы объявляют Судным днем израильской социологии. Ее сурово обвиняют: в 2013 году не предусмотрела феноменальный результат Лапида, а теперь сулила победу Сионистскому лагерю, в итоге намного отставшему от Ликуда.

Я против такой категоричности. У меня больше претензий к израильским политологам, которые не умеют интерпретировать опросы или желают толковать их в соответствии со своими партийными пристрастиями.

В статье на моем сайте «Кого заколебают колеблющиеся избиратели» я еще в начале февраля писал, что хотя социологи – не ясновидящие, их методология позволяет делать прогнозы с большой степенью точности. Но надо внимательно читать их выводы! Многие почему-то не замечают трех моментов.

Во-первых, в опросах говорится: «Если бы выборы проводились СЕГОДНЯ...». То есть выявляются настроения избирателей в день проведения опроса. Социологи не несут ответственности за появление впоследствии обстоятельств, способных повлиять на решения избирателей.

Во-вторых, указываются пределы допустимой погрешности. Обычно это 4%, что может дать ощутимое отклонение реального результата от прогнозируемого.

В-третьих, после перечня партий и их ожидаемых показателей обычно называется процент респондентов, которые не смогли ответить на заданный вопрос. Вплоть до выборов сохраняется многочисленный отряд колеблющихся – в последний момент они могут дружно метнуться в сторону одной или нескольких партий и «испортить» предсказания социологов. Так произошло в 2013 году. Израильтяне были разочарованы в ведущих партиях. В день выборов многие из них вполне логично решили дать шанс Лапиду. Так он получил вместо «намечавшихся» 12-13 мандатов 19!

В упомянутой статье я изложил свои соображения о том, кому светит поддержка сомневающихся. По моей оценке, у МЕРЕЦа и Аводы достаточно стабильный электорат, особо не колеблющийся. А вот избиратели с правыми взглядами медлили с выбором: многие симпатизировали Еврейскому дому, но опасались, что, проголосовав за него, ослабят Ликуд и Нетаниягу проиграет Герцогу. Соответственно, я делал вывод, что правый лагерь перед финишем может получить «добавочные» голоса – только неясно, как они распределятся между Ликудом и Еврейским домом. Приятно констатировать, что я оказался прав!

Израильтяне, категорически не желавшие победы левых, испугались, что Сионистский лагерь увеличивает отрыв от Ликуда. В итоге Ликуду достались голоса колебавшихся правых избирателей, а кроме того – 4-5 мандатов, которых недосчитался Беннет.

Сионистский лагерь получил примерно столько мандатов, сколько обещали опросы. То же самое - с остальными партиями. Социологи предсказывали, что преодолеть электоральный барьер будет трудно МЕРЕЦу, НДИ и Яхад. Партии Ишая таки «накаркали»!

Надо доверять науке. Правда, в день выборов социологи действительно провели экзит-поллы (опрос людей, выходивших из избирательных участков) некачественно. В 22.00 нам сообщили, что у Ликуда и Сионистского лагеря одинаковый результат, а под утро стала ясна безоговорочная победа Ликуда. Специалисты, проводившие опросы для трех телеканалов, объясняют неправильные цифры по-разному. Но неясно, почему у всех получилась «ничья» между лидерами гонки. Может, случайно. В любом случае версия «сговора» не срабатывает. Можно подозревать социологов в намерении повлиять своими опросами на избирателей до выборов. Но какой смысл обманывать людей после закрытия избирательных участков?

Каннибализация израильской политики

К концу избирательной кампании политические комментаторы начали употреблять термин «каннибализация». Они имели в виду реальную перспективу поедания крупными партиями более мелких образований близкой политической ориентации. Такой сценарий возник из-за намерения Сионистского лагеря любыми средствами свалить правое правительство и отчаянного сопротивления Нетаниягу этому плану. 
Герцог и Ливни были не прочь перехватить голоса крайне левых. Их не волновало, что они могут уничтожить МЕРЕЦ. Ненависть к Биби подавляла размышления о том, с кем Сионистский лагерь в случае победы составит коалицию.
Ликуд мог разжиться голосами сторонников Еврейского дома, НДИ, Яхад. Последним двум партиям не было гарантировано попадание в кнессет. Партия Ишая действительно задохнулась в колыбели. НДИ осталась на плаву, потеряв половину мандатов. Тяжелый удар нанесен Беннету, партия которого в первых опросах занимала третье место. Он укрепил Еврейский дом, отлично вел избирательную кампанию. Но его сознательные избиратели-сионисты, услыхав, что Ликуду грозит поражение, бросились голосовать за Биби. В результате Еврейский Дом остался с 8 мандатами – это на треть меньше, чем было в прошлой каденции.

Таким образом, Нетаниягу разгромил левых ценой резкого ослабления правого лагеря. В нем больше нет – кроме Ликуда - крупных партий. Кто на следующих выборах будет «жертвовать органы» (как выразился Беннет) Ликуду?

Политический багаж не может состоять из грязи

Левые должны были проиграть не только потому, что большинство израильтян не доверяет им решение вопросов безопасности. Они не заслужили победы из-за своего позорного поведения. 

Сионистский лагерь пытался дискредитировать премьер-министра травлей его жены. В ход были пущены самые низкопробные методы: бывший завхоз резиденции главы правительства обвинил Сару Нетаниягу в том, что она беспощадно эксплуатировала его и присваивала деньги, вырученные от... сдачи пустых пластиковых бутылок. На гладкой физиономии жалобщика не было видно следов пережитых страданий. К тому же его самого обвинили в краже продуктов из дома Нетаниягу и сексуальных домогательствах к одной из работавших там женщин. Но те, кто организовал и финансировал грязную кампанию, считали, что цель оправдывает средства. 
Людям  претит грязь. Многие мои знакомые никогда не поддерживавшие Ликуд, на этих выборах решили проголосовать за Нетаниягу из отвращения к цинизму Сионистского лагеря.

Не повысило рейтинга левых и их оголтелое сопротивление намерению Нетаниягу рассказать в Конгрессе об иранской угрозе. Ангажированные СМИ указывали на отказ Обамы от встречи с Нетаниягу (президент проявил корректность, не желая влиять на исход израильских выборов), и напропалую врали, что из-за этого визита США станут нашим врагом! Блестящая речь Нетаниягу, прерывавшаяся бурными овациями, показала, что на самом деле левые равнодушны и к престижу Израиля, и к его безопасности, а выступлению израильского премьер-министра в Америке противились исключительно из зависти.

Возвращение в объятия харедим?..

После победного финиша Ликуда поклонники Нетаниягу восторгаются его гениальной стратегией, позволившей переломить ход предвыборной борьбы. Трудно найти в действиях штабистов Ликуда что-то гениальное. Вариантов у них не оставалось: надо было в считанные дни убедить сторонников правых партий отдать голоса Ликуду, чтобы не допустить прихода к власти Герцога-Ливни. Решающую роль сыграла порядочность Беннета, поставившего идеологические соображения выше карьерных. Без сомнения, выступления самого Нетаниягу сыграли важную роль в «перевербовке» избирателей.

Не уверен, что склонный упиваться своими успехами Нетаниягу адекватно оценивает нынешнюю победу. Похоже, он не понял, что не только Авода и МЕРЕЦ, но значительная часть общества хочет сменить его. На его счастье израильтяне еще больше не хотели появления левого правительства, ибо озабочены ухудшающейся обстановкой на Ближнем Востоке. Без опросов можно было визуально определить перевес правых над левыми – достаточно сравнить две демонстрации в Тель-Авиве. Левые не смогли даже плотно заполнить площадь Рабина. Правые же не умещались на площади и прилегающих к ней улицах.

И все же Нетаниягу стоило бы задуматься о том, что партии, выдвинувшие социальные лозунги: Еш атид, Кулану, ШАС – получили почти три десятка мандатов. Если бы Сионистский лагерь меньше говорил о тупике на мирных переговорах и больше углублялся в социально-экономическую проблематику, итоги выборов могли быть другими.

Вопреки клевете левых пропагандистов Нетаниягу хорошо руководит экономикой: увеличиваются и темпы роста, и ВВП, и объем экспорта. Но эти макро-успехи не отражаются на микро-существовании сотен тысяч израильских семей, не выбирающихся из нужды. Так уж устроен Нетаниягу, что не переживает из-за бедных.

Нетаниягу намерен создать правительство из правых и ультраортодоксальных партий. Но характер в его возрасте не меняется. Нетаниягу любит комфортную жизнь в политике. Чтобы удовлетворить запросы партнеров по коалиции, он опять изменит Закон о правительстве и увеличит число министров.Он опять начнет тратить миллиарды на харедим. Яадут ха-Тора и ШАС не пойдут в его правительство, если Нетаниягу не отменит закон о призыве в ЦАХАЛ ешиботников и не пообещает ультраортодоксам строительство для их избирателей субсидированного жилья. Естественно, дети из семей харедим по-прежнему не будут изучать базовых предметов. Такое отступление от провозглашенных прежним правительством принципов нанесет огромный ущерб еврейскому государству, но Нетаниягу и раньше это не беспокоило.

Трудно представить себе, как смирится Беннет с отменой закона о всеобщем призыве, а Кахлон – с огромными ассигнованиями на строительство для ультраортодоксов. Нетаниягу обещал пост министра финансов Кахлону, но он не заинтересован в усилении ушедшего из Ликуда харизматичного политика и будет пытаться держать его на коротком поводке, как Лапида.

Пропаганда Кулану оказалась успешной, потому что строилась на противопоставлении Кахлона руководству Ликуда, забывшему, как заботился о слабых слоях Менахем Бегин. В Ликуде понимают, что партии грозит серьезнейший кризис, если она продолжит игнорировать те вызовы, которые предъявило движение протеста в 2011 году. Члены новой парламентской фракции настаивают, чтобы Нетаниягу отдал им важнейшие министерства социальной направленности. Но этого же требуют не менее глупые партнеры по будущей коалиции, а премьер-министр всегда поддается давлению.

Из-за резкого ослабления партий правого лагеря Нетаниягу придется формировать коалицию, напоминающую лоскутное одеяло. Разнонаправленные интересы членов правительства будут раздирать это одеяло на части. Ликуд же не готов к дальнейшим испытаниям потому, что Нетаниягу не готовит новых лидеров партии. Хуже того, он выдавливает из Ликуда сильных, независимых политиков – Фейглина, Кахлона, Саара. Чудом оказалась в избирательном списке Хотобели.

Фиаско в угаре хвастовства

Я уже приступил к банальной фразе: «Русскоязычных избирателей волновал результат НДИ». Но тут же одернул себя – если бы их это волновало, то результат был бы другим!

Всех интересовало только одно: преодолеет ли НДИ электоральный барьер? Преодолел, получив шесть мандатов.

Проблема не только в том, что партия Либермана будет самой маленькой в коалиции и в лучшем случае получит два министерства. Это вообще не та партия, которая изображала защитницу алии. Из шести ее депутатов по-русски говорят только Либерман и Ландвер. Представителей алии 1990-х в ней не осталось.

Все это закономерный итог пройденного за 16 лет пути. В момент возникновения Наш дом – Израиль соперничал с Исраэль ба-алия и выглядел «русской» партией, во фракции которой фигурировал один израильтянин. Проблемами репатриантов немало занимались покойный Юрий Штерн и Михаил Нудельман. Но и в тот период НДИ был похож на ИБА тем, что брался за отдельные вопросы, не пытаясь ставить и решать стратегические проблемы алии: жилье, трудоустройство, социальная поддержка, развитие общинной культуры. Лидер партии будоражил израильтян эпатирующими высказываниями на тему израильско-арабского конфликта или переустройства Государства Израиль, а с «русскими» партия начинала заигрывать перед очередными выборами.

Никаких внятных объяснений этого бездействия быть не может – достаточно сравнить работу НДИ с достижениями таких секторальных партий как ШАС и Яадут ха-Тора (располагавшими куда меньшим количеством мандатов!). Знаю, мне начнут рассказывать о нечеловеческих усилиях министерства абсорбции в борьбе за счастье алии. Но ультраортодоксы за пару десятилетий построили для своих избирателей целые города, неуклонно увеличивали их пособия, выбивали все новые миллиарды на религиозные учебные заведения. Успеха они добивались по двум причинам. Во-первых, все свои требования вписывали в коалиционные соглашения и грозили выходом из правительства при любых попытках сократить выделенное им финансирование. Во-вторых, брали под свой контроль «социальные» ведомства: министерства строительства, труда, соцобеспечения, образования, здравоохранения. НДИ, наоборот, всегда избегал работы в таких министерствах!

Связь НДИ с русскоязычной общиной становилась все слабей из-за авторитарного построения партии. В ней не проводились праймериз, избирательный список определял председатель НДИ. Критика и вообще любые дискуссии в партии были запрещены. Состав парламентской фракции после каждых выборов менялся, причем выбывали почему-то яркие, деятельные личности.

Партия не просто перестала генерировать идеи. Выступления ее лидера – бесконечное хвастовство. Он один из немногих израильских политиков, который никогда не признавал, что ошибался хоть в мелочах. (Конечно, он не скажет, кто выиграл от повышения электорального барьера, за что ратовал именно он...). В таком «стиле» работала вся пропаганда НДИ – сплошное хвастовство и прославление главы партии. На нынешних выборах интеллектуальное фиаско партийного штаба было очевидно на фоне грамотной и эффективной «русской» пропаганды Еврейского дома, Еш атид, Кулану. Русскоязычные СМИ были завалены трафаретной рекламой НДИ, но при отсутствии конкретики, аналитики или хотя бы живого слова она оказывалась совершенно беспомощной.

Идет ли дело к исчезновению «русской» политики в Израиле? Если да, то очень жаль. В израильском обществе остаются отдельные группы и секторы, и им для решения их проблем нужны свои представители в кнессете. «Большая алия» многого добилась, но ее самая слабая часть нуждается в поддержке, которая пока совершенно не удовлетворительна.

Способен ли НДИ к честному самоанализу? Изменит ли партия свой курс для сближения с избирателями? Об этом мы узнаем очень скоро – по результатам коалиционных переговоров и распределению министерств.

Комментариев нет :

Отправить комментарий