четверг, 12 марта 2015 г.

Гамлетовская проблема: кому быть и кому не быть?

Выборы на носу. Лидеры партий в напряжении, а некоторые – на грани нервного срыва. Как показывают опросы, значительная часть избирателей еще в сомнениях: как отличить надежных политиков от болтунов и демагогов? Предлагаю в помощь им свою методику.

Субъективные эмоции и объективные критерии

На выборах в кнессет мы голосуем за партии. Но израильтяне давно перестали изучать партийные списки и делают выбор между лидерами. Тем не менее сравнение лидеров не может быть чисто эмоциональным: «он такой обаяшка», «она – ужасная зануда» - или прямолинейно идеологическим: «узколобый правый фанатик», «левый, который продаст страну». Серьезное сопоставление главных фигур израильской политики возможно только на основании единых критериев.

Попытаюсь предложить набор таких критериев. Не претендую, на то, что они идеальные и исчерпывающие. Но от чего-то надо отталкиваться. Итак:

1) Прочность убеждений политика, его способность при решении любого вопроса исходить из интересов Израиля.
2) Профессионализм, образование, общая культура, ориентация в главных сферах израильской жизни.
3) Обладание лидерскими качествами двух типов: необходимых для руководства партией и страной.
4) Характер, наличие человеческих слабостей, негативно отражающихся на политической деятельности.
5) Аналитические способности, готовность признавать свои ошибки.
6) Умение подобрать команду для эффективной работы в кнессете и правительстве.
7) Уважение к демократии.
8) Принципиальность, нежелание заискивать перед избирателями и стремление придерживаться своей линии.

Подумаем вместе

Захава Гальон, председатель МЕРЕЦа. Относится к той части израильских политиков, которые не уверены в правоте Израиля в его конфликте с арабскими соседями, не оставляющими попыток уничтожить его. При наличии двух академических степеней достаточно культурна, умеет говорить. Общий кругозор оценить трудно, так как выступает по узкому кругу проблем. Лидером даже в своей партии никогда не считалась и стала таковым после ее кадрового оскудения. Из-за признания «вины» Израиля перед террористами Гальон, как и другие ультралевые деятели, национальным лидером быть не может. Своей идеологической платформе Гальон верна и не пытается понравиться избирателям с противоположными взглядами. Слишком прямолинейна, из-за чего не может признавать своих ошибок и чересчур горячится в публичных выступлениях, иногда переходя на истерику. Демократию понимает «специфически»: осудила «Сионистский лагерь», не захотевший использовать грязные нападки на семью Нетаниягу для смены власти.

Яир Лапид, глава Еш Атид. Называет себя сионистом, но требует – без учета конкретных обстоятельств – обязательно вести переговоры с ПА. Осудил за ухудшение отношений с Турцией... израильское правительство, а не исламиста Эрдогана. Как политик неопытен. Образование оставляет желать лучшего (незаконченное среднее). Конечно, достаточно воспитан, многого достиг самообразованием, но пробелы в знаниях ощущаются. Обо всех израильских проблемах имеет представление благодаря многолетнему журналистскому опыту, но привык задавать вопросы, а не отвечать на них. Не аналитик. 

Несомненно обладает харизмой, объясняющей феноменальный успех на выборах 2013 года. На роль национального лидера не годится из-за размытости идеологической платформы и популистского подхода к социально-экономическим проблемам. Ведет себя в политике достойно, без хамства, присущего другим деятелям. В теории – демократ, но в своей партии внутренних выборов не допускает, избирательный список составляет на свое усмотрение, включает в него много «статистов». Несмотря на невыполнение обещаний, ошибок не признает и запальчиво обвиняет в своих неудачах премьер-министра. Пытается понравиться максимуму избирателей, о чем говорит нынешнее выдвижение – за месяц до выборов! – программы «заботы об алие», фантастически раздутой и, естественно, несбыточной.

Нафтали Беннет, председатель Еврейского дома. В израильско-арабском конфликте не признает никаких компромиссов, категорически возражает против любых территориальных уступок палестинцам, хотя некоторых раздражает его девиз: «Мне не за что извиняться». Этот посыл говорит о том, что перед избирателями Беннет не заискивает. Будучи религиозным сионистом, выступает за приобщение ультраортодоксов к службе в армии и полезному труду.

По образованию Беннет – юрист, был офицером элитных подразделений спецназа, работал в хай-теке, где создал старт-ап, проданный за 145 миллионов долларов. Написал бестселлер о бизнесе. Это говорит о круге его компетенции. Великолепно владеет английским, досуг посвящает чтению.

Беннет - прирожденный лидер, что стало ясно еще в школе, а затем проявилось во всех областях, которым он посвящал себя. Беннет пришел в Еврейский дом, который был маленькой партией, и превратил его в одну из ведущих политических сил страны. Пока руководил только министерством экономики, где успел принять много важных решений, но обладает всеми качествами национального лидера. Умеет работать с людьми, не любит переносить политические разногласия на личные отношения. Глубоко анализирует ситуацию в Израиле и в мире, вникает в суть самых разных проблем.

Беннет осознал ошибки религиозно-сионистского лагеря и придал ему новую энергию, впервые привлек в него светских политиков и женщин. Не стесняется признавать свои промахи. Принципиальный демократ. Хотя недавно руководит Еврейским домом, не боится допускать полемику с собой и проводить праймериз. Умеет создать команду. Все члены фракции Еврейского дома очень эффективно работали в последней каденции.

Ицхак Герцог и Ципи Ливни, лидеры блока «Сионистский лагерь».
Герцог получил в семье сионистское воспитание, но принадлежит к той части Аводы, для которой мир с палестинцами превратился в самоцель. Образован, культурен, руководил рядом министерств, где проявил себя положительно. В Аводе никогда не претендовал на лидерство и возглавил партию, когда она исчерпала резерв руководителей. Для лидера Герцогу не хватает харизмы, ораторского искусства, но особенно - своих идей. Он, конечно, не аналитик, не менеджер, не имеет своей команды, но придерживается демократических норм, не меняет свою политическую позицию в зависимости от коньюнктуры. Многие со мной не согласятся, но, на мой взгляд, именно из-за недостаточной инициативности, осторожности Герцог не стал бы катастрофой для страны, возглавив правительство, хотя трудно найти в истории Израиля столь не яркого премьер-министра. Интересам Израиля угрожает не он сам, а его компаньонша по общему блоку.

Ливни выросла в семье героических деятелей ЭЦЕЛа и считалась верной ликудницей. Но ушла за Шароном в Кадиму и стала сторонницей примирения с палестинцами. Несмотря на сильную энергетику, не является самостоятельным лидером из-за неумения работать с людьми. Получив в «подарок» после отставки Ольмерта крупнейшую парламентскую фракцию, Ливни дважды не сумела сформировать правительство и в течение одной каденции полностью развалила Кадиму. Создав новую партию Ха-Тнуа, она получила всего несколько мандатов и теперь объединилась с Аводой, выговорив себе право на ротацию с Герцогом в случае прихода к власти «Сионистского лагеря». О ее идеологической позиции после стольких метаний говорить не приходится. О демократии она не думает, преследуя свои личные интересы. Ливни не выдерживает испытания властью и этим опасна. Хотя формально образованна и культурна, стала очень невыдержанной и грубой в нападках на противников. С такой же резкостью она способна подталкивать Герцога к поспешным соглашениям с палестинцами.

Биньямин Нетаниягу, лидер Ликуда, премьер-министр Израиля. Три каденции проведенные на посту главы правительства, делают его одним из крупнейших израильских политиков. Нетаниягу вырос в правой, «ревизионистской» семье. Яростно возражал против Норвежских соглашений, но, став в 1996 году премьер-министром, примирился с Арафатом и обязался отдать ему 13% территорий. Нетаниягу – человек блестящих способностей, получил прекрасное образование в двух американских университетах. Он эрудирован, издал несколько книг, великолепный оратор.

Лидерские качества Нетаниягу вне сомнения, но ему во многом вредит его характер: он уступает давлению, ради власти способен на многие политические и моральные компромиссы. Демократии не любит, «выдавил» из Ликуда сильных людей – Фейглина, Кахлона, Саара. Нетаниягу хорошо знает экономику, он сторонник рынка, но из-за недостаточной твердости постоянно уступал диктату Гистадрута и проявлял непоследовательность в процессе приватизации. Так же непоследователен в отношениях с палестинцами: признал лозунг двух государств для двух народов, не доводил до конца операции против ХАМАСа, многократно освобождал из тюрем сотни террористов.

Нетаниягу любит обеспечивать себе комфорт политическими сделками. Его постоянные союзники – ШАС и Яадут ха-Тора. Ради поддержки с их стороны он прибегает к чисто социалистическому методу централизованного распределения материальных благ и оставляет без современного образования сотни тысяч еврейских детей. Для проведения принципиального внешнего и внутреннего курса Нетаниягу нуждается в более твердых, чем он, союзниках.

Авигдор Либерман, председатель партии Наш дом – Израиль. Политик, сделавший уникальную карьеру: репатриировавшись в Израиль в молодом возрасте, руководил несколькими министерствами и дошел до поста министра иностранных дел. Обладает огромной энергией и яркими лидерскими качествами. В 1999 году создал партию НДИ.

Либерман честолюбив и стремится в политике к максимуму. Из-за этого непоследователен и проявляет популизм. Всегда называл себя последователем Жаботинского, но в погоне за электоратом перед каждыми выборами предлагает новые броские лозунги: то выступает за «кантонизацию» ПА, то за переселение палестинцев в Иорданию, то за обмен территориями и населением. Когда-то он претендовал на роль «самого правого», потом стал называть НДИ центристской партией, перед нынешними выборами допустил свое вхождение в правительство Аводы, от чего затем отрекся.

Слабость Либермана – диктаторские методы. В его партии нет выборов, дискуссии запрещены, состав фракции обновляется перед каждыми выборами – на этот раз список вообще изменился до неузнаваемости! Во всех министерствах, которыми руководил Либерман, он был больше администратором, чем профессионалом. Либерман высказывает немало оригинальных мыслей, но из-за склонности к саморекламе создает из них популистские лозунги.

Либерман хотел превратить НДИ из секторальной в израильскую партию. Возможно, поэтому не занимался последовательным решением таких важнейших проблем алии как жилье, трудоустройство, пенсионное обеспечение. Только теперь - в 2015 году! – вдруг включил в свою программу субсидированные машканты, жилье в долгосрочную аренду, пенсионную реформу.

Моше Кахлон, председатель партии Кулану. Был одним из сильных людей Ликуда, руководил министерствами связи и социального обеспечения. Ушел из кнессета явно из-за неладов с Нетаниягу. Сохранил популярность благодаря проведенной им реформе на рынке сотовой связи, резко снизившей тарифы. Этого политического багажа ему хватило для создания своей партии, которая в опросах обходит некоторых старожилов кнессета. О лидерских качествах Кахлона и его способности выстроить свою команду еще трудно судить – пока избиратели ценят его только за одно достижение.

Кахлон обладает личным обаянием, но широкого кругозора, способности к генерированию идей не проявлял. Избегает высказываний о мирном процессе. Его избирательная программа включает «все что нужно», хотя парламентская фракция Кулану скорее всего окажется не очень большой и не сможет разбрасываться. Например, Кахлон много говорит о борьбе с дороговизной, но это только декларации.

******
В данном анализе отсутствуют руководители ультраортодоксальных партий и объединенного арабского списка. Слишком мала вероятность, что «русские» избиратели сделают их своими фаворитами.

Предложенные мной критерии можно изменить, но важен единый и серьезный подход. Для себя избираем!

2 комментария :

  1. Яков шалом. Видимо, не случайно вы поставили на эту публикацию ярлык "Еврейский дом", поскольку анализ ваш явно склоняется в сторону Бенета. Во всех остальных кандидатах вы нашли какие-то недостатки, а Бенета характеризуете исключительно позитивно. В то же время провал попытки включения в список футболиста Оханы, а также явная гомофобия большинства кандидатов его партии в Кнессет, явно продемонстрировали избирателям, что несмотря на попытки представить "Еврейский дом" общенациональным списком, он по-прежнему является секторальной партией, отражающей интересы определенного сектора в обществе, к которому большая часть русскоязычных репатриантов не относится. Так, в уходящем Кнессете именно партия "Еврейский дом" блокировала проекты по введению института гражданских браков, в котором заинтересованы многие репатрианты. В списке Бенета нет представителей русскоязычной алии. Прекрасного кандидата, полностью соответствующего "идеологической линии" Еврейского дома - Софью Рон, на праймериз прокатили. Совершенно согласен с вашими заключительными словами "Для себя избираем!". Пока израильское общество разбито на секторы, следует отдавать предпочтение тем, кто в большей степени защищает твои интересы. Если говорить об интересах русскоязычной общины, то к ним Бенет не имеет никакого отношения.

    ОтветитьУдалить
  2. Случай с Оханой показал, что Беннет не лидер. Очень зависим от "советов" раввинов.

    ОтветитьУдалить