понедельник, 7 марта 2016 г.

Культура в заднице

Конференция по вопросам культуры, проведенная вчера газетой «Гаарец», проходила в накаленной обстановке. Завершивший ее омерзительный скандал стал концентрированным выражением деградации той политизированной культуры, которую участники форума якобы защищали от комиссарских атак правительства.

Газета «Гаарец» организовала в Тель-Авивском музее искусств конференцию под девизом «Культура требует независимости». Принять участие в ней пригласили министра культуры Мири Регев. Она, понимая, в какую компанию попадет, приняла вызов.

Агрессивный настрой этого форума и организационная роль «газеты для мыслящих людей» не удивляют. С первых дней в министерстве культуры Мири Регев определила свое отношение к политизации израильского искусства. Поводом для принципиальных высказываний стал спектакль хайфского театра, главным героем которого (положительным!) был арабский террорист. Регев не потребовала запретить эту постановку, но заявила, что государство не должно финансировать такие спектакли. В дальнейшем министр культуры настойчиво повторяла, что правительство не собирается диктовать художникам темы их произведений и разрешает любую критику, но страна не может тратить деньги налоплательщиков на поддержку искусства, отрицающего базовые ценности еврейского государства. Она обозначила «красные линии»: отрицание права Израиля на существование, клевета на израильскую армию, поддержка террористов.

Масла в огонь добавило решение министра образования Нафтали Беннета не включать в обязательную школьную программу роман Дорит Равиньян «Забор жизни», воспевающий любовь израильской девушки к арабскому террористу. Израильская богема разразилась воплями: правый лагерь вводит цензуру и уничтожает свободу слова!

Под свободой слова левое израильское искусство понимает исключительно право лить грязь на историю сионизма, клеветать (а порой и стучать за границей) на ЦАХАЛ и поддерживать «оккупированный народ», особенно террористов. Этой «свободой» вдохновляются израильские спектакли и фильмы, создаваемые на государственные средства и отправляемые на престижные международные фестивали. Такая ситуация стала считаться нормальной! Художнику Моше Гершуни присудили Премию Израиля за картины, на которых изображались солдаты ЦАХАЛа с окровавленными руками.

Почему-то никакой свободы слова левые не признают за правыми. Левый истеблишмент давно занял командные позиции в издательствах, выставочных залах, театрах, в Комитете по кинематографии, в комиссиях по присуждению престижных премий. Художники с правыми взглядами пробить эту броню и получить поддержку не могут.

Отношение к интиизраильскому искусству начало меняться не из-за комиссарских наклонностей правых политиков, а из-за общественной атмосферы. Партии, открыто призывающие к беспринципным уступкам террору, лишаются поддержки избирателей. Почему же героизация террористов в спектаклях – которые, между прочим, быстро сходят со сцены из-за равнодушия зрителей, - финансируется из госбюджета? Те интересанты, которые кричат о демократии и плюрализме, не смогут назвать демократических стран, где поддерживается искусство, оплевывающее национальные ценности. Когда шли дискуссии о решении Беннета, кто-то резонно спросил: «А можно ли представить, чтобы французское министерство образования включило в список литературы для школьников роман, поэтизирующий любовь француженки к эсэсовцу?»...

Конференция «Гаареца», по замыслу устроителей, должна была стать сплочением и активизацией антиправых сил. Но Мири Регев в своем выступлении нанесла упреждающий удар. «Считается, что если начнешь речь с цитаты, покажешься умным, - иронически сказала она. – Как говорил китайский философ, «Сut the bullshit» (в приблизительном переводе с английского – «Не неси чушь собачью»). Зал злобно зарычал. Запрыгали статисты, заклеившие свои рты скотчем. Но Регев стояла на своем: «Вы требуете не права на критику, а права разрушать!»

Публика, истерически оравшая о покушении на культуру, вела себя, как самый бескультурный плебс. Несколько раз главный распорядитель – редактор «Гаареца» - был вынужден выскакивать на сцену и призывать зал к порядку.

Но всё это были цветочки...

Не случайно в качестве ударного номера устроители конференции выбрали спектакль Ариэля Бронза «Love to Juice». Название переводится как «Любовь к соку». Но благодаря созвучию появляется гаденький второй смысл – «Любовь к евреям». По ходу пьесы молодой израильтянин возвращается с демонстрации ультралевых с любовником-арабом. Сгорая от страсти, они заходят во фруктовый сад. Внезапно на голову героя падает апельсин, и он становится... правым! Глубокая мысль: правым может быть только стукнутый по голове.

Эту постановку в авангардном театрике «Клипа» не видели даже большинство театральных гурманов, но особенно рекламировал ее... ну, конечно же, «Гаарец». Хвалебная рецензия объясняла, что автор выжимает сок из краеугольных камней «избранного» народа и представляет в истинном свете его образование, экономику, технологии, армию. Ариэля Бронза представляли как гения: художник, поэт, драматург, режиссер, мастер перфоманса и... всемирно известный шекспировед (!?).

Представляя спектакль на конференции, Бронз для обнажения смысла выступал в одних трусах и, как обещало название, швырял в зрителей выжатыми апельсинами. Но неожиданно повернулся спиной к залу и продемонстрировал израильский флаг, вставленный в его задницу.

На сцену выбежали охранники. Молодой, разносторонний гений мирового искусства яростно сопротивлялся, но его удалось выпроводить.

Министерство культуры подало в полицию жалобу на Бронза. Он оправдывается: это, мол, не его личная акция - флаг был необходим по ходу спектакля, чтобы обозначить политическую метаморфозу героя после повреждения головы.

Хотя меры были приняты, надо осознать: именно Ариэль Бронз был приглашен на конференцию как ее украшение, а организаторы прекрасно знали, о чем его спектакль. Увы, эта мерзкая сцена глубоко символична: такова деградация левого искусства, и именно ТАМ у него израильские ценности и символы.

Русскоязычным читателям не стоит спешить с нападками на «их» растленное искусство. Ариэль Бронз родился в Одессе в 1984 году и был наречен Кириллом. В 1990 году его родители репатриировались в Израиль. Одаренный ребенок жил с ними в Бней-Браке, а затем в Ариэле. Видимо, в этих городах созрела его ненависть к «краеугольным камням». В 17 лет он отделился от семьи и посвятил себя прогрессивному левому искусству.

Скандал в Тель-Авивском музее говорит о том, что борьба левого искусства против министра культуры только начинается. «Элита» не хочет отказываться от своих привилегий. Шутка ли сказать – Регев собирается отменить закон, запрещавший продавать новые книги израильских авторов со скидкой. (Введение закона привело к резкому подорожанию книг и ударило по потребителям). А уж как живут звезды нашего театра! Главные режиссеры, генеральные директоры, ведущие актеры, хоть и не создали шедевров, получают почти в два раза больше, чем премьер-министр. Из-за жизни на широкую ногу все театры сидят в «минусе», но не беспокоятся: государство всегда оплачивает их долги.

Мири Регев не ангел. Сгоряча говорит много лишнего. Но она в главном права. В Израиле доля госбюджета, выделяемого на культуру, - одна из самых мизерных в развитых странах. При этом непропорционально огромные ассигнования получают те культурные учреждения, которые ничем не блещут и занимаются антиизраильской политической пропагандой. Многие критикуют Нетаниягу за то, что он назначил Регев на этот пост. Но, с другой стороны, может, он и прав: только министр с такими бойцовскими качествами способен бросить вызов круговой поруке в израильской культуре, которая давно превратилась в сообщество снобов, обслуживающих самих себя и своих друзей. Почему наши дети должны ходить на спектакли, смотреть фильмы, читать книги, в которых им внушают, что израильтяне голосуют за преступную власть, а армия, защищающая нас, – это оккупанты и садисты?

Я не из-за отсутствия политкорректности вспомнил о корнях Ариэля Бронза. «Русские» и израильская культура – это непростая проблема! Дети репатриантов, посвящающие себя искусству, быстро выясняют, откуда бьют источники финансирования, и начинают подпевать ультралевым. Большинство русскоязычных израильтян считают себя правыми, но ругают израильское искусство не за левизну, а за современные веяния, которых не понимают. Из-за незнакомства с израильской культурой они наделяют бранными кличками отдельных художников, которые при левых взглядах очень талантливы и являются крупными величинами в своих областях. Такая ситуация порождает странных «публицистов» и «полемистов».

Не так давно замелькали статьи Аллы Борисовой-Линецкой. Она два года в Израиле, но судит обо всем с категоричностью, не совместимой с профессионализмом журналиста, который должен сознавать, что перед вторжением в новую область надо досконально изучить ее. А уж культура – самая сложная область и самое слабое место Борисовой-Линецкой. Вот характерные отрывки из ее статьи «Патриот с открытыми глазами»:

«Израиль в последнее время стал чем-то напоминать Россию и Украину с их «культурным отбором» на тех, кто «любит Родину» или «не любит». Оказывается, во всех войнах, конфликтах и терактах, высоких ценах и даже срыве переговорного арабо-израильского процесса повинны исключительно левые интеллектуалы – поэты, драматурги, сценаристы. Меня посетило форменное дежавю, когда я услышала министра культуры Израиля, г-жу Мири Регев – дама грозила прекратить финансирование театров, которые не устраивают ее по идеологическим соображениям...
Особо непримиримы на фронтах внутриизраильской идеологической борьбы, конечно же, русскоязычные репатрианты, которые вывезли из бывшего СССР много всего хорошего и немало плохого. Они то с большевистским задором призывают «любить свою еврейскую Родину», крушить врагов и предателей. То, наоборот, сетуют на ассимиляцию русскоязычных евреев в израильское общество и патриотично призывают любить да не забывать Россию-матушку. А любят они по формуле Петра Вяземского, который писал: «Многие признают за патриотизм безусловную похвалу всему, что свое».

Конечно, текст слишком убог, чтобы уделять ему слишком много внимания. Но диагноз необходим: 1) каша в голове, 2) любовь к примитивным сопоставлениям из-за невладения фактами и неумения их анализировать.

Если бы Борисова-Линецкая подучила историю, то знала бы, что сравнения Израиля с Россией неуместны, и не ставила бы в кавычки предложение «любить свою еврейскую Родину». В Израиле не стыдно любить свою страну. Ее никогда не построили бы, если бы евреи не любили ее еще до создания первых поселений в Эрец-Исраэль. Можно ссылаться на Вяземского и даже на Александра Невского, но если бы скорострельная журналистка могла почитать газеты на иврите, то знала бы, сколько критики израильтяне обрушивают на свое государство.

Невежество порождает невольное и умышленное вранье. Никто в Израиле не обвиняет «во всех войнах» левых, во-первых, потому что все знают, кто начинает войны против нас, а во-вторых, потому что самые блестящие военные победы одержаны при левой власти! Мири Регев не говорила, что не будет субсидировать театры, не устраивающие ее лично, - она называет конкретно те антигосударственные действия (не имеющие ничего общего с демократической критикой), которые государство не должно финансировать.

При такой продуктивности и при таких девственных представлениях об Израиле, как у Борисовой-Линецкой, случайных правдивых и ложных высказываний должно быть – по закону больших чисел – примерно одинаково. Ее же упорно заносит влево. Бывает.

К сожалению, наши «русские» партии никогда не интересовались культурой. Эту тему они использовали только для стимулирования «классового сознания» своих избирателей, для противопоставления их Израилю и, соответственно, для натравливания на другие партии. «Наши» лидеры считают себя крутыми правыми, но не понимают, что культура не должна разъединять людей, раскалывать общество. И в этом объективно смыкаются с левыми...

1 комментарий :

  1. Яша, насколько я понял, флаг в жопе был не израильским, а белым. И вообще, Бронз как раз выступал (опять, насколько я понял из одной статьи в израильской прессе - уж не помню, где я ее читал) на сцене с правых позиций и именно поэтому подвергся обструкции "левого" зала. Хотя, я возможно, пользуюсь не совсем точным источником.

    ОтветитьУдалить