понедельник, 9 сентября 2013 г.

Детский конструктор «Играем Шекспира»


«Макбет» в Камерном театре – не провал. Профессионально сколоченный спектакль. Но не откровение...



По дороге на премьеру я нетерпеливо пытался представить, как может выглядеть спектакль главного режиссера театра Омри Ницана. В памяти пронеслись другие шекспировские постановки Камерного...

Наверное, «Макбета» играют в современных костюмах, и вставляют политические аллюзии, подумал я. Чтобы приблизить классику к зрителю, скорее всего нажимают на эротику под современные мелодии. В финале Макдуф наверняка не выходит из-за кулис с отрубленной головой Макбета, а, чтобы подержать зал в напряжении, долго и с переменным успехом сражается со злодеем.

К сожалению, я многое угадал.

В первых сценах Макбет (актер Гиль Франк) и Банко (Охад Шахар) предстают в офицерских прикидах. Чтобы мысль зрителя не растекалась по древу, а устремилась по заданному режиссером руслу, предлагаются уточняющие детали: на персонажах полевые гимнастерки ЦАХАЛа (форма «бет»), и размахивают они не космополитическим «Калашниковым» или «М-16», а автоматом «Галиль» - оружием израильской военщины. И сразу ясно: Макбет упивается военными победами, но они несут в себе нравственную отраву, ибо жестокость требует все новых жертв и разрушает личность. Эта простенькая идейка, любимая израильским «лагерем мира», проводится в спектакле последовательно. Но остальное расплывается в эклектике.

Три ведьмы (Эдна Балилиус, Рона Ли Шимон, Ярден Браха) поначалу впечатляют. Однако потом они - как и другие исполнители – играют по нескольку ролей: то жертв войны, то проституток, то медсестер, то служанок, то... бравых солдатиков. В одном из выходов актрисы игриво поют: «Dont worry, be happy» - что я и предчувствовал. Содержания спектакля это не углубляет и сбивает зрителя с толку – как и то, что Эли Горенштейн сначала играет короля Дункана, а после его гибели получает роль доктора. В этих метаморфозах напрасно ищешь глубинный смысл. Просто начальство сэкономило на актерском составе.

Леди Макбет играет Рути Асарсай. Упаси боже – я не шовинист, и меня не шокирует эфиопское происхождение актрисы. Вопрос в другом: обладает ли она потенциалом для одной из сложнейших ролей мирового репертуара? Асарсай неплохо сыграла в ряде спектаклей Камерного, но это не убеждает, что молодая актриса доросла до леди Макбет. То ли режиссер рассчитывал, что появление темнокожей шотландки особо всколыхнет зал, то ли, по его замыслу, темные страсти героини отражаются в ее внешнем облике...

Насчет крутой эротики я не угадал. Не упрекаю режиссера за то, что он не последовал примеру Артура Когана, который в «Ричарде III» заставил Асарсай участвовать в похабной сцене (отсутствующей у Шекспира). Но банальные интимные эпизоды в «Макбете» слишком назойливо убеждают нас, что проблемы главного героя проистекают из сексуальной зависимости от супруги.

При таком философском каркасе спектакля приходится заполнять его множеством «приколов». Рядом с осовремененными главными героями суетятся второстепенные, изображающие корреспондентов, фотографов, личных секретарей. Когда Макбет расхаживает по сцене в пижаме и тапочках или вместе с армейским коллегой демонстрирует футбольную сноровку, это забавно, но уничтожает трагический накал. Ницан пытается усилить финал парафразом концовки когановского «Ричарда III»: Макбет и Макдуф, разломав кресло, долго и скучно дерутся его обломками. Я не порадовался тому, что предвидел такое.

Кто ж против экспериментов! Можно ставить классику с современными декорациями и костюмами и прочими выдумками. Но все это должно служить новому прочтению известного произведения - иначе непонятно, зачем оно понадобилось режиссеру!

Драмы Шекспира написаны несколько веков назад и обладают своей жанровой генетикой. Если там появляются ведьмы, если главные герои – короли и полководцы, а их приближенные верно служат им, то это создает определенную стилистику. Нельзя загонять ведьм в кабаре, правителя показывать в домашнем халате, а придворных превращать в израильских партийных функционеров и пытаться при этом сохранить шекспировскую логику характеров, а тем более – трагизм, катарсис и прочие «анахронизмы».

Гиль Франк – большой талант и во многих эпизодах хорош. Но режиссерские установки не позволяют ему сыграть во всю силу. Не удается проявить себя прекрасным актерам Дуду Ниву, Охаду Шахару, Эли Горенштейну.

Сегодня ни один израильский театр не может сравниться по возможностям с Камерным. В нем много интересного. Но Шекспир – самое сложное испытание, и тут в Камерном количество не переходит в качество. Быстро сошли со сцены незатейливые «Ромео и Джульетта», «Комедия ошибок». Топорно нашпигованные бесвкусными «хохмами» «Ричард II» и «Ричард III» пока находят своего зрителя.

Когда-то «Гамлет» Омри Ницана подкупал неординарностью решений. Сегодня они превратились у режиссера в набор повторяющихся приемов – этакий детский конструктор, из которого и ребенок сложит нехитрое сооружение.

2 комментария :

  1. Сценография ниже плинтуса. Модернизмом и не пахнет. Симбиоз Шекспира с плохим вкусом.
    Эли Горнштейн пытается "комедировать" и уже от этого становится ... весело).
    Рути Асарсай - явная недоработка Ницана (сразу вспомнил Додину в " Дамасском экспрессе" в Абиме...)
    Могу продолжать, но стоит ли ? Спектакль, просто - "недожаренный"...

    ОтветитьУдалить